Сегодня: 23.11.2017, Четверг.
Ваш контроллер:


Ваш информатор:
Приветствую Вас Гость
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 5«12345»
Модератор форума: Виталий 
Форум » . » Вера и знание » Литургия (Песнопения и молитвы с пояснениями)
Литургия
kaberne1Дата: Вторник, 29.05.2012, 14:30:27 | Сообщение # 31
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline


Во время святительского служения Иоанна Златоуста женщина унесла частицу Тела Господня в платке домой и пыталась использовать ее для колдовства. Узнав об этом, святой Иоанн Златоуст дал распоряжение по всем церквам причащать мирян посредством ложечки (лжицы), которой извлекаются из Чаши частицы Тела Христова, предварительно погруженные в Кровь Его и пропитанные Ею. При этом было введено в обычай тут же запивать Причастие теплой водой с вином для ясного свидетельства того, что каждый мирянин действительно причастился Святых Тайн. Так, казалось бы, случай способствовал появлению в каноне богослужебных предметов лжицы. Однако это был промыслительный случай, благодаря которому причащение мирян приобрело должное символическое соответствие духовным истинам. Древние толкователи обратили внимание на то, что Господь, Сам совершая на Тайной Вечери претворение хлеба и вина в Свои Тело и Кровь, дал Своим ученикам сначала Тело, а затем Кровь Свою из чаши. Причащение Святых Тайн прочих уверовавших людей началось уже после Воскресения Христа, после страданий Господа на Кресте, где всем людям, миру, было явлено обагренное кровью тело распятого Спасителя. В соответствии с этим и пришел теперь по велению святого Иоанна Златоуста весь порядок причащения. Справа в алтаре, как в сионской горнице, священнослужители, которые в данном случае изображают ближайших ко Христу учеников. Апостолов, приобщаются Святых Тайн раздельно, как они были преподаны Христом на Тайной Вечери и что вполне соответствует и другим церковным и богослужебным отличиям, выделяющим освященное духовенство от общей среды верующих. Затем через отверстые Царские врата Чаша, в которой частицы Тела Христова уже обагрены Его Кровью, торжественно выносится к мирянам, что в целом знаменует Воскресение Господа Иисуса Христа. Миряне причащаются, таким образом. Тела и Крови, соединенных вместе. Кроме того, причащение мирян посредством лжицы духовно означает, что верующие во Христа соединяются с Богом через посредство Церкви, питающей их духовной пищей. Поэтому лжица означает посредничество Церкви в духовном окормлении людей в самом широком смысле.

 
kaberne1Дата: Четверг, 12.07.2012, 17:43:28 | Сообщение # 32
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Священные предметы, употребляемые при богослужении




Из священных сосудов имеют большее значение: потир и дискос. Тот и другой употребляются во время литургии при совершении таинства приобщения. Из потира мы удостаиваемся посредством лжицы принимать тело и кровь Христовы под видами хлеба и вина. Потир напоминает ту св. чашу, из которой Господь приобщал учеников Своих на Тайной вечере.
Дискос


Потир



Дискос, обыкновенно видимый нами на голове диакона во время литургии, когда переносятся св. дары с жертвенника на св. престол. Так как на дискос полагается часть просфоры, или агнец, в воспоминание Господа Иисуса Христа, то дискос изображает или ясли, в которые был положен родившийся Спаситель, или гроб Господень, в котором лежало пречистое тело Господа нашего по смерти.




Потир и дискос в свое время накрываются покровцами, сделанными из парчи или шелковой материи. Чтобы покровец, который во время литургии полагается на дискос, не касался агнца и других частей от просфор, ставится на дискосзвездица, напоминающая ту чудную звезду, которая была видима при рождении Спасителя.

звездица


Покровцы.



Для приобщения христиан тела и крови Христовых употребляется лжица.



Копие, которым изъемлется св. агнец и вынимаются части из других просфор, напоминает то копье, которым было пронзено тело Спасителя нашего на кресте.



Губка (грецкая) употребляется для отирания дискоса и потира после употребления св. даров. Она напоминает губку, которою был напоен Иисус Христос на кресте.
 
kaberne1Дата: Четверг, 12.07.2012, 18:09:45 | Сообщение # 33
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Евхаристический Агнец




Евхаристический Агнец - это четвероугольная частица, вырезаемая во время проскомидии из первой просфоры, которая в конце Евхаристического канона пресуществляется в Тело Христово. Приступая непосредственно к проскомидии, священник левой рукой берет просфору для Агнца, а правою - святое копие и, делая им трижды знамение креста над печатью просфоры, произнося каждый раз слова "В воспоминание Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа", режет просфору с правой стороны печати (там, где буквы 1С и NI-со стороны священника слева) со словами "Яко овча на заколение ведеся"; режет с левой стороны (там, где буквы ХС и КА - со стороны священника справа (со словами "И яко агнец непорочен, прямостригущаго его безгласен, тако не отверзает уст своих"; затем надрезает верхнюю сторону печати (где слова 1С ХС) произнося со словами "Во смирение Его суд его взятся"; надрезает нижнюю сторону просфоры (со словами NI КА), произнося: "Род же Его кто исповесть". И таким образом обрезанную середину вынимает из просфоры со словами: "Яко вземлется от земли живот Его" - и полагает на дискосе.
Крестная смерть Спасителя не была событием неожиданным, непредвиденным - Господь Бог задолго открыл о ней своим избранным, а они предсказали об этом в Священном Писании. Например, царь и пророк Давид в псалме так точно предсказал обстоятельства крестной смерти Господа Иисуса, как будто сам был очевидцем: Боже мой! Боже мой! [внемли мне] для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего. Боже мой! я вопию днем,-и Ты не внемлешь мне, ночью, - и нет мне успокоения. Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою: "он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему". Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной. Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои. Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище; делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий (Пс. 21, 2-3. 8-9. 16-19).
Крестная смерть Богочеловека была открыта и пророку Исаии: Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его (Ис. 53, 3—9).
К страшной очистительной смерти Богочеловека Господь готовил людей не только пророчествами, но и некоторыми знаменательными событиями. Так, агнец пасхальный, которого должны были съесть евреи перед выходом из Египта заключал в себе подобие Агнца Божия и Его крестной смерти. Вот лишь одна черта этого подобия. Так как в эту ночь должны были быть истреблены все первенцы египетские, то, чтобы вместе с тем не погибли и первенцы евреев, им заповедано было перемазать кровью этого агнца входы в свои дома. Так кровь жертвенного Агнца стала средством спасения. Так и кровь Агнца непорочного. Господа нашего Иисуса Христа — спасение людей. Эти особенные, знаменательные события, называются разованиями, то есть предварительными образами и подобиями того, как обещанный Спаситель мира должен был принести Самого Себя в жертву за грехи людей.
Воспоминанием этого пророчества и начинается принесение бескровной жертвы. Некоторые слова из этого пророчества и произносит иерей, когда отделяет часть из просфоры из этой жертвы. А так как на основании этого пророчества святой Иоанн Предтеча назвал Господа Иисуса Агнцем: «Вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира» — то и часть просфоры, предназначаемая быть телом Господа Иисуса в очищение грехов всего мира, получила название «Агнца».
Поставив на Дискос отделенную середину просфоры печатью вниз, иерей делает на нижней стороне Агнца глубокий кресто образный надрез (до печати) и говорит: «Жрется (то есть приносится в жертву.— прим.) Агнец Божий, вземляй грех мира за мирский живот и спасение".

Затем от пророчества он переходит к самому событию и, касаясь копием правой стороны Агнца, говорит: один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода. И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его (Ин. 19, 34-35). Вместе с тем в Чашу (по-гречески - Потир) вливается вино, немного растворенное водой в воспоминание того, что из пронзенного ребра Христова истекла кровь и вода.
Исторические свидетельства об Агнце и его приготовлении не отличаются глубокой древностью. Отсутствие древних свидетельств об Евхаристическом Агнце объясняется тем, что проскомидия, на которой он приготовляется,- явление сравнительно позднее. В течение долгого времени она состояла в простом выборе из принесенных народом хлеба и вина лучших. Выбранный хлеб освящался в целом, нетронутом виде, в котором приносился и раздроблялся на части только непосредственно перед приобщением.
Свидетельства об Евхаристическом Агнце начинают встречаться с IX-Х веков, хотя его приготовление не является еще общепринятым литургическим действием. Первое по времени упоминание об Евхаристическом Агнце принадлежит Константинопольскому патриарху Герману (умер в 740 г.). В основной части это последование священнодействий сложилось таким образом в Х-XII веках, остальные добавления были сделаны в XIV-XV веках.
 
kaberne1Дата: Суббота, 14.07.2012, 21:16:28 | Сообщение # 34
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Вселенские соборы о таинстве причащения


а) На Первом Вселенском соборе присутствовавшие отцы исповедали: "На Божественной трапезе мы не должны просто видеть предложенный хлеб и чашу, но, возвышаясь умом, должны верой разуметь, что на священной трапезе лежит Агнец Божий, вземляй грехи мира (Иоан. 1, 29), приносимый в жертву священниками, и, истинно приемля Честное Тело и Кровь Его, должны веровать, что это знамения нашего воскресения".

б) На Третьем Вселенском соборе единодушно принято и одобрено послание св. Кирилла Александрийского к Несторию, писанное от целого поместного собора Александрийского, где, между прочим, говорится: "Возвещая смерть по Плоти Единородного Сына Божия, т. е. Иисуса Христа, и исповедуя Воскресение Его и Вознесение на небеса, мы совершаем в церквах бескровное жертвоприношение и таким образом приступаем к благословенным тайнам и освящаемся, причащаясь Святого Тела и Честной Крови Спасителя всех нас Христа, и принимая не как обыкновенную плоть, - да не будет, - и не как плоть человека, освященного и соединившегося со Словом по единству достоинства, но как воистину Животворящее и Собственное Тело Самого Слова. Ибо Он (И. Христос), как Бог, будучи жизнью по естеству, когда стал едино с собственной плотью, то соделал ее животворящей. И потому, хотя Он говорит нам: "Аминь, аминь, глаголю вам: аще не снесте Плоти Сына человеческого, не пиете Крови Его ", однако мы должны почитать ее не за плоть человека, во всем подобного нам (каким бы образом плоть человека по природе своей могла быть животворящей?), но воистину за собственную Плоть Того, Который ради нас соделался и назван Сыном человеческим".

в) Отцы Седьмого Вселенского собора в обличение еретиков свидетельствовали: "Никто из труб Духа, т. е. апостолов и достославных отцов наших, бескровную жертву нашу, совершающуюся в воспоминание страдания Бога нашего и всего домостроительства Его, не называл образом Тело Его, ибо они не принимали от Господа так говорить и возвещать, а слышали Его благовествующего: аще не снесте Плоти Сына человеческого, не пиете Крови Его, живота не имате в себе; также: ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем; и еще: приимите, ядите, сие есть Тело Мое... а не сказал: приимите, ядите образ Тела Моего... Итак, ясно, что ни Господь, ни апостолы, ни отцы бескровную жертву, приносимую священниками, никогда не называли образом, но самим Телом и самой Кровью. И хотя прежде, нежели совершится освящение, некоторым из св. отцов казалось благочестивым называть сии вместообразными, но по освящении они суть Тело и Кровь Христовы, и так веруются".

Св. отцы о таинстве причащения


а) Св. Игнатий Богоносец говорит: "Они (докеты) удаляются от евхаристии и молитвы, не исповедуя, что евхаристия есть Плоть нашего Спасителя Иисуса Христа, пострадавшая за грехи наши, которую Отец воскресил по благости".

б) Св. Юстин Мученик: "Мы приемлем сие (евхаристию) не как простой хлеб и не как простое питие, но, каким образом Иисус Христос - Спаситель наш, воплотившись Словом Божиим, имел для спасения нашего и Плоть и Кровь, таким же образом (научены мы) и пища сия, над которой произнесено благодарение молитвой Слова Его, по преложении питающая нашу кровь и плоть, есть Плоть и Кровь того же воплотившегося Иисуса Христа".

в) Св. Ириней: "Как земной хлеб через призывание на него Бога уже не есть обыкновенный хлеб, но евхаристия, состоящая из земного и небесного, так и тела наши, приобщаясь евхаристии, уже не суть тленны, но имеют надежду воскресения".

г) Св. Кирилл Иерусалимский: "Хлеб и вино евхаристии, прежде святого призывания поклоняемыя Троицы, были простым хлебом и вином; по совершении же призывания хлеб соделывается Телом Христовым, а вино бывает Кровью Христовой".

Он же в другом месте говорит: "Когда Сам Христос объявил и сказал о хлебе: сие есть Тело Мое, после сего кто уже осмелится не веровать? И когда сам уверил и сказал о чаше: сия есть Кровь Моя, кто тогда усумнится и скажет, что сие не Кровь Его? Он в Кане Галилейской некогда воду претворил в вино (Иоан. II, 1, 10), сходное с кровью, и недостоин ли веры, когда вино в Кровь претворяет? Если, зван быв на брак телесный, совершил Он сие преславное чудо, не паче ли, даровав сынам брачным (Матф. IX, 15) Свое Тело и Кровь Свою в наслаждение, требует исповедания нашего? Почему со всякой уверенностью приимем сие как Тело и Кровь Христову. Ибо во образе хлеба дается тебе Тело, а в образе вина дается тебе Кровь, дабы, приобщився Тела и Крови Христа, соделался ты Ему стелесным и скровным, ибо таким образом бываем христоносцами, когда Тело и Кровь Его сообщится нашим членам. Так, по словам блаженного Петра, бываем Божественного естества причастницы.
 
kaberne1Дата: Суббота, 14.07.2012, 21:19:32 | Сообщение # 35
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Итак, хлеб и вино (в евхаристии) не разумей простыми, ибо оные Тело суть и Кровь Христова, по изречению Владыки. Ибо, хотя чувство тебе и представляет сие, но вера да утверждает тебя. Не по вкусу рассуждай о вещи, но от веры будь известен без сомнения, что ты сподобился Тела и Крови Христовы".

д)Блаженный Феофилакт: "Помни, что хлеб, который мы вкушаем в таинстве, не есть образ Тела Господня, но есть самая Плоть Господа... Ибо хлеб таинственными словами, через таинственное благословение и наитие Св. Духа, претворяется в Плоть Господа". "Хлеб не есть образ Тела Господня, но прелагается в самое Тело Христово".

е) Св. Иоанн Дамаскин: "Ужели Он (Бог Слово) не может хлеб соделать Своим Телом, а вино и воду Своей Кровью? Он сказал вначале: да прорастит земля былие травное (Быт. 1, 11), и земля, возбуждаемая и укрепляемая Божиим повелением, будучи даже доныне орошаема дождем, производит свои прозябания. Так и здесь Бог сказал: сие есть Тело Мое; сия есть Кровь Моя; сие творите в Мое воспоминание; и по Его всесильному повелению так бывает и будет до того времени, когда придет; ибо так сказано: дондеже приидет.

И для сего нового делания через призывание делается дождем осеняющая сила Святого Духа, ибо как Бог все, что ни сотворил, сотворил действием Святого Духа, так и ныне действием Св. Духа совершается то, что превышает естество и чего нельзя постигнуть, разве одной только верой. "Како будет сие, - говорит Св. Дева, - идеже мужа не знаю?" "Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя" (Лук. I, 34-35), - отвечает ей Архангел Гавриил.

И ныне, если ты спрашиваешь: каким образом хлеб делается Телом Христовым, а вода и вино - Кровью Христовой, отвечаю тебе и я: Дух Святой нисходит и совершает то, что превыше слова и разумения. Хлеб же и вино употребляются потому, что Бог знает человеческую немощь, которая многого с неудовольствием отвращается, когда оно не утверждено обыкновенным употреблением.

Бог по обычному Своему снисхождению через обыкновенное по естеству совершает вышеестественное… Поелику люди обыкновенно в пищу употребляют хлеб, в питье воду и вино, Бог с сими веществами соединил Свое Божество и сделал их Своим Телом и Кровью, чтобы через обыкновенное и естественное мы участвовали в вышеестественном". И далее: "Хлеб и вино суть не образы Тела и Крови Христовой, - да не будет! - но самое обoженное Тело Господа, ибо Сам Господь сказал: сие есть Тело Мое, а не образ тела; сия есть Кровь Моя, а не образ крови... Если же некоторые и называли хлеб и вино вместообразными (образами) Тела и Крови Господней, как, например, Богоносный Василий в Литургии, то называли так сие приношение не по освящении, но до освящения".

В другом месте он же говорит так: "Самый хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Божию. Если же ты спросишь, каким образом сие бывает, то довольно тебе услышать, что сие совершается Св. Духом так же, как Господь и от Святой Богородицы составил Себе и в Себе Плоть Духом Святым. И мы ничего не знаем более: знаем только, что Слово Божие истинно, действенно и всесильно, но образ (претворения) неисследим.

При сем можно еще сказать и то, что как хлеб через ядение, а вино и вода через питие естественным образом прелагаются в тело и кровь ядущего и пиющего и делаются не другим телом, отличным от прежнего его тела, так и хлеб предложения, вино и вода через призывание и наитие Св. Духа сверхъестественно претворяются в Тело и Кровь Христову, и составляют не два тела, но одно и то же".


ж) "Веруем, что в таинстве евхаристии присутствует Господь наш Иисус Христос не символически, не образно, не преизбытком благодати, как в прочих таинствах, не одним наитием, как это некоторые отцы говорили о крещении, и не через проницание хлеба, так чтобы Божество Слова входило в предложенный для евхаристии хлеб существенно, как последователи Лютера довольно неискусно и недостойно изъясняют, но истинно и действительно, так, что по освящении хлеба и вина хлеб прелагается, пресуществляется, претворяется, преобразуется в самое Истинное Тело Господа, которое родилось в Вифлееме от Приснодевы, крестилось в Иордане, пострадало, погребено, воскресло, вознеслось, седит одесную Бога Отца, имеет явиться на облаках небесных; а вино претворяется и пресуществляется в самую Истинную Кровь Господа, которая во время страдания Его на кресте излилась за жизнь мира. Еще веруем, что по освящении хлеба и вина остаются уже не самый хлеб и вино, но самое Тело и Кровь Господня под видом и образом хлеба и вина.
 
kaberne1Дата: Суббота, 14.07.2012, 21:27:12 | Сообщение # 36
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Библейские тексты о таинстве причащения


Первое причащение было на последней пасхе, которую отпраздновал Господь со Своими учениками: ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху (Мф. XXVI, 19). И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: пришлите, ядите, сие есть Тело Мое. И взяв чашу, и, благодарив, подал им и сказал: пейте из нея все, ибо сия есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Ибо я (говорит св. Ап. Павел) от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб (1 Кор. XI, 23), и возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое: сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови, сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание.

Св. причащение есть вкушение Пречистыя Крови и Тела Иисуса Христа: чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? (1 Кор. X, 16).

Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам; если не будете есть Плоти Сына человеческого, и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Иоан. VI, 53). Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день, ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие.


Св. причащение должно быть совершаемо в воспоминание Его искупительной смерти: "Сие творите в Мое воспоминание". И взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть Тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание (Лук. XXII, 19). И, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творити в Мое воспоминание (1 Кор. XI, 24). Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови, сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание.

Строгое испытание самого себя предписывается прежде причащения: да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей (1 Кор. XI, 28). Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть.


Св. причащение должно быть принимаемо с решимостью вести новую жизнь: итак, очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы безквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас (1 Кор. V, 7). Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской (1 Кор. X, 21).

Духовная благодать, вытекающая из причащения: ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Иоан. VI, 56). Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мной. Сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек.


Первобытная Церковь совершала причащение, и они постоянно пребывали в учении апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах (Деян. II, 42). В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел, намереваясь отправиться в следующий день, беседовал с ними и продолжал слово до полуночи (Деян. II, 43).

Тот, кто недостойно участвует в причащении:

а) повинен против Тела и Крови Христовых: посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней (1 Кор. XI, 27);

б) привлекает на себя суд Божий: от того многие из вас немощны и больны и немало умирает (1 Кор. XI, 30). Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром;

в) вкушает и пьет осуждение себе: ибо кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о теле Господнем (1 Кор. XI, 29).
 
kaberne1Дата: Суббота, 14.07.2012, 21:31:03 | Сообщение # 37
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Об отступлении западной Церкви от Православной в совершении таинства причащения


1. Римско-католическая Церковь отличается в учении о таинстве св. причащения, во-первых, тем, что в ней веществом для таинства причащения служит хлеб пресный вместо квасного. Начало этому обычаю положено было в VII веке в Испании, но господствующим в римской Церкви он сделался в XI веке.

Это нововведение западные христиане доказывают тем, будто Иисус Христос установил таинство св. причащения в первый день опресночный. Это неверно. Иисус Христос установил таинство св. причащения, по свидетельству евангелиста Иоанна (гл. XIII, ст. 1), прежде иудейского праздника Пасхи, следовательно, прежде употребления опресноков, и значит, прежде первого дня опресночного. Если же евангелисты Матфей (XXVI, 17) и Марк (XVI, 12) говорят, что тайная вечеря была в первый день опресночный, то их слова, на основании прямого указания евангелиста Иоанна, очевидно, необходимо понимать в значении дня, ближайшего к празднику опресноков, который начинался на другой день, после еврейского праздника Пасхи, именно 15-го числа месяца нисана. Следовательно, тайная вечеря, бывшая 13-го числа этого месяца, была в такое время, когда иудеи употребляли еще хлеб квасный, который Христос Спаситель и употребил при установлении таинства св. причащения.


2. Миряне в римской Церкви причащаются только под одним видом - под видом хлеба - Тела Христова.

Обычай этот явился на Западе в XIII веке, а в ХV в., по распоряжению Базельского собора он признан был обязательным для всех западных христиан. В оправдание этого обычая в римской Церкви представляют следующие основания:


а) говорят, будто нет прямого повеления Самого Господа, чтобы все последователи Его причащались непременно под обоими видами. А слова Господа: Аще не снесте Плоти Сына человеческого, не пиете Крови Его, живота не имате в себе (Иоан. VI, 53) и потом "пийте от нея вси" разве не заключают в себе прямого указания на то, что всем христианам следует причащаться под обоими видами, - хлеба и вина - Тела и Крови Христовой?

б) Говорят, миряне по неосторожности, могут пролить Кровь Христову. А священнослужители разве не могут по неосторожности пролить, однако же они, по учению римской Церкви, не лишаются приобщения Крови Христовой.

в) Говорят некоторые из мирян имеют природное нерасположение к вину и не употребляют его. Эта причина касается столь редких исключений, из-за которых несправедливо было бы лишать всех мирян причащения Крови Христовой. Да можно ли допустить, чтобы человек не мог принять и одной капли вина, да и как можно говорить о вине, если речь идет о Крови Христа?

г) Наконец, говорят: "Где Тело, там и Кровь, и потому причащающиеся Тела Христова причащаются вместе и Крови Его". Вывод произвольный, противоречащий прямому повелению и примеру, данному Самим Господом, а равно и тому, что подобный вывод не имеет места в римской Церкви по отношению к священнослужителям.


3. Младенцы совсем не допускаются в римской Церкви до причащения Святых Тайн на том основании, что они не могут сознательно приготовиться к нему. В таком случае нельзя было бы допустить младенцев и до принятия крещения. А согласно ли это со словами Господа, имеющими прямое отношение как к взрослым, так и к младенцам: аще не снесте Плоти Сына человеческого, не пиете Крови Его, живота не имате в себе? (Иоан. VI, 58).

4. Пресуществление Св. Даров, по верованию римской Церкви, совершается во время произнесения священником слов: "Приимите, ядите, сие есть Тело Мое... ", а по учению Церкви Православной, после призывания Св. Духа во время благословения Св. Даров. Об истинности последнего учения свидетельствует самый порядок совершения таинства. Если допустить учение римской Церкви, то в таком случае совершенно излишни были бы действия, совершаемые после произнесения слов Христовых: "Приимите, ядите...", а именно призывание Св. Духа на предложенные дары, и благословение их с произнесением слов: "И сотвори убо хлеб сей... "


Лютеране не только употребляют хлеб пресный по примеру римской Церкви, но и не признают самого пресуществления в таинстве св. причащения. По их мнению, вопреки ясным словам Спасителя: "Сие есть Тело Мое, сия есть Кровь Моя", хлеб и вино суть только символы, или знаки Тела и Кровь Христовой, а не самое Пречистое Тело и Кровь Его.

Кроме того, благодатная сила этого таинства, по их мнению, условливается не самим существом таинства, а верой совершителей и принимающих его. И то и другое мнение, очевидно, уничтожает самую сущность таинства и не согласимо с самим понятием о таинстве и со значением силы Божественной.
 
kaberne1Дата: Суббота, 14.07.2012, 21:37:37 | Сообщение # 38
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
О таинстве причащения


Таинство это в Новом Завете называется вечерею (1 Кор. XI, 20), трапезой Господней (1 Кор. X, 21), приобщением Плоти и Крови Христовой (1 Кор. X, 16) и преломлением хлеба (Деян. II, 42; XX, 7). Под этим именем разумеется такое таинство, в котором христианин под видом хлеба и вина причащается Истинного Тела и Истинной Крови своего Спасителя для вечной жизни. Таинство сие установлено Самим Господом.

Как о таинстве причащения - самом важном и, можно сказать, средоточием тайнодействии христианской Церкви - учил Сам, непосредственно установивший и даже первым его совершивший Иисус Христос?


Свое о нем ясное и определенное учение Он, как известно, преподал еще до установления евхаристии, а именно, когда по поводу чудесного насыщения пятью хлебами и двумя рыбами пяти тысяч народа, учил о Себе как о сшедшем наподобие манны с небес животном хлебе. Вот главные по сему случаю сказанные иудеям мысли, в связи с которыми предложено было учение об евхаристическом хлебе: делайте не брашно гиблющее, но брашно, пребывающее в живот вечный (старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную), еже Сын человеческий вам даст: сего бо Отец знамена Бог... Аминь, аминь, глаголю вам: не Моисей даде вам хлеб с небесе, но Отец Мой дает вам хлеб истинный с небесе. Хлеб бо Божий есть сходяй с небесе, и даяй живот миру... Аз есмь хлеб животный, грядый ко Мне, не имать взалкатися, и веруяй в Мя, не имать вжаждатися никогда же... Аминь, аминь, глаголю вам: веруяй в Мя, имать живот вечный... Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе, аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки; и хлеб, его же Аз дам, Плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира (Иоан. VI, 27-51).

Из последовательного же их хода нетрудно видеть, что Иисус Христос, предлагая здесь учение о том, что Он один есть истинный, сшедший с небес хлеб, или хлеб Божий, так как Он один может дать и дает жизнь миру, совместно с сим имел прямое намерение показать и то, в каком отношении Он может и имеет стать для мира хлебом жизни.

Раскрывая же подробнее последнюю мысль, Он указал именно на два вида, в которых имеет являть Себя хлебом жизни, первый из них обозначив так: Аз семь хлеб животный, грядый ко Мне не имать взалкатися, и веруяй в Мя, не имать вжаждатися никогда же, а последний, оттенив следующими словами: Аз есть хлеб животный, сшедый с небесе, аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки хлеб, его же Аз дам. Плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира, чем, что нетрудно приметить, с ясностью и точностью определено было важное и существенное между ними отличие.

Так хлеб жизни в первом случае изображается Спасителем как хлеб, уже сшедший с небес и всем предложенный для духовной пищи, только бы находились алчущие его и жаждущие; во втором же случае он только обещается быть предложенным верующим.


Кроме того, в первом случае предложенный Спасителем хлеб жизни не ставится Им в какой-либо зависимости от предания за живот мира Своей Плоти, тогда как, наоборот, в последнем случае он поставляется в прямую от сего зависимость.

Наконец, что важнее всего, тогда как хлеб первого рода, по изображению Христову, был по своему существу не чем иным, как Его небесным учением, доставляющим свет и жизнь принимающим его с верой, хлеб последнего рода, т. е. тот хлеб, который Он еще только обещал преподать, имел состоять в самой Плоти Его, которую Он имел дать за живот мира.


Но так ли именно или в собственном ли смысле Сам Христос разумел Свое обетование о последнего рода хлебе жизни как хлебе, заключающемся в Его собственной и Истинной, преданной за живот мира Плоти? Ответом на это служит его дальнейшее о сем вполне положительное и решительное учение. Так, по замечанию св. Иоанна, когда Христос изрек Свое обетование о том, что Он даст хлеб, которым будет Плоть Его, имеющая быть Им преданной за живот мира, то пряху ся между собой жидове, глаголюще: како может Сей нам дата Плоть Свою ясти? (Иоан. VI, 52), т. е. ту самую Плоть, которую видели перед собой. Но Христос, несмотря на это недоумение со стороны иудеев, не только не отрекся от Своего обетования о предложении в снедь Своей Плоти, а, напротив, еще с большей силой и твердостью стал учить о сем, так продолжая речь Свою: аминь, аминь глаголю вам: аще не снесте Плоти Сына человеческого, не пиете Крови Его, живота не имате в себе. Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь, имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день. Плоть бо Моя истинно есть брашно, и Кровь Моя истинно есть пиво. Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь, во Мне пребывает и Аз в нем. Якоже посла Мя живый Отец и Аз живу Отца ради и ядый Мя и той жив будет Мене ради (Иоан. VI, 53-57).

Вся эта речь, полная одна другой более сильных и выразительных мыслей о безусловной необходимости для получения вечной жизни причастия Тела и Крови Христовой, поставляет выше всяких сомнений то, что Христос, обетовав в будущем дать живой хлеб, состоящий в Его Плоти, вместе с сим обетовал преподавать верующим Истинную Свою Плоть и Истинную Свою Кровь с тем, чтобы приобщающиеся их внутренне соединялись с Ним Самим и через это становились причастниками жизни вечной.

Самое же таинство живого, или евхаристического, хлеба, как передают евангелисты Матфей и Марк, так установил на тайной вечери после совершения вместе с апостолами ветхозаветной пасхи Иисус Христос: ядущим же им, прием Иисус хлеб, и благословив, преломи и даяше учеником, и рече: приимите, ядите: сие есть Тело Мое, и прием чашу, и хвалу воздав, даде им, глаголя: пиите от нея вси: сия бо есть Кровь Моя Нового Завета, яже за многая изливаемая во оставление грехов (Матф. XXVI, 26- 28, с. Марк. XIV, 22-24) или, по изображению Ап. Павла и св. Луки: Господь Иисус в нощь, в нюже предан бываше, прием хлеб и благодарив, преломи и рече: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое, сие творите в Мое воспоминание: такожде и чашу по вечери, глаголя: сия чаща Новый Завет есть в Моей Крови, сие творите, елижды аще пиете, в Мое воспоминание (1 Кор. XI, 23-25; с. Лук. XXII, 19 и 20).

Из приведенных слов Писания при установлении сего таинства ясно видны особенная важность и особенно высокое значение сего таинства для христианина. Главное и существенное в сем таинстве то, что под видом хлеба и вина нам преподается Истинное Тело и Истинная Кровь Христова. Христос прямо говорит: "Хлеб, его же Аз дам, Плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира... ибо Плоть Моя истине есть брашно, и Кровь Моя истинно есть пиво" (Иоан. VI, 51, 55).
 
kaberne1Дата: Суббота, 14.07.2012, 21:39:55 | Сообщение # 39
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Для чего Господь установил сие таинство?


а) Ближайшая цель установления его - воспоминание о Спасителе, особенно о Его страданиях и крестной смерти. "Сие творите в Мое воспоминание", - сказал Господь (сн. 1 Кор. XI, 25).

б) С этим вместе оно служит для нас учреждением и знамением Нового Завета и нового союза нашего с Богом во Христе, Которого Ветхий Завет служит только преобразованием. "Сия есть Кровь Моя Нового Завета, - говорит Спаситель, - сия чаша Новый Завет Моею Кровию" (Мф. XXVI, 28; Кор. XI, 25; сн. Евр. гл. IX).
в) Далее цель его - теснейшее соединение с Христом и между собой. "Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь, во Мне пребывает и Аз в нем" (Иоан. VI, 56-57). "Едино тело есмы мнози, вси бо от единого хлеба причащаемся". Кор. X, 17).

г) Кроме того, оно служит для нас очистительной и умилостивительной жертвой за грехи наши, и не за наши только, но и за грехи всего мира, и вместе благодарственной жертвой за все, что имеем от Бога: ибо Господь, прияв хлеб, прежде хвалу воздал и благодарил Бога и потом, преподавая Тело Свое, сказал: "Сие есть Тело Мое, за вас преломляемое во оставление грехов " - и, преподавая чашу, сказал: "Сия есть Кровь Моя Нового Завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов", ибо у нас нет ничего, чем бы могли или достойно возблагодарить Бога за Его милости, или умилостивить Его за грехи наши.

д) Наконец, оно служит для нас залогом бессмертия и вечной жизни. "Аще не снесте Плоти Сына человеческого, не пиете Крови Его, живота не иматев себе... Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день... Отцы ваши ели манну в пустыне и померли, а ядущий хлеб сей жить будет во век" (Иоан. VI, 53- 54, 57-59). Понятно, что столь высокое таинство должно требовать и особенных условий с нашей стороны; оно требует полного сосредоточения в самих себе, строгого самоиспытания своей совести и всецелой готовности к принятию его. Апостол кратко выразил все это в следующих словах: "Да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет: ядый бо и пияй не достойно, суд себе яст и пиет, неразсуждая Тела Господня" (1 Кор. XI, 28- 29). (Сост. по "Опыту библейского словаря собственных имен" прот. П. Солярского, т. IV, с. 701-703 и "Опыту православного догматического Богословия" епископа Сильвестра т. IV, с. 419-423).
 
kaberne1Дата: Понедельник, 16.07.2012, 16:17:04 | Сообщение # 40
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Как готовиться ко Святому Причащению


К таинству Святого Причащения необходимо себя подготовить молитвой, постом, христиански смиренным поведением и настроением, а также исповедью.

Молитва домашняя и церковная. Желающий достойно причаститься Святых Христовых Тайн должен по крайней мере за 2-3 дня молитвенно подготовить себя к этому: больше и усерднее молиться дома утром и вечером, посещать церковные богослужения. Перед днем Причащения надо обязательно быть на вечерней службе. Дома прочесть каноны: покаянный Господу Иисусу Христу, молебный ко Пресвятой Богородице, Ангелу хранителю, а также Последование ко Святому Причащению.

Пост. С молитвой соединяется воздержание от скоромной пищи - мяса, яиц, молока и молочных продуктов, при строгом посте - и от рыбы. В остальной пище надо соблюдать умеренность.

Исповедь. Желающий причаститься должен, лучше всего накануне, до пли после вечернего богослужения, принести искреннее раскаяние в своих грехах перед священником, чистосердечно раскрывая свою душу и не утаивая ни одного греха. Перед исповедью нужно непременно примириться как со своими обидчиками, так и с теми, кого обидел сам, смиренно испросить у всех прощения. На исповеди лучше не дожидаться вопросов священника, а высказывать ему все, что есть на совести, ни в чем себя не оправдывая и не перелагая вину на других. Ни в коем случае нельзя на исповеди осуждать кого-либо, или рассказывать о чужих грехах.

Если нет возможности исповедаться вечером, нужно сделать это до начала литургии, в крайнем случае - до Херувимской песни. Без исповеди никто, кроме младенцев до 7 лет, не может быть допущен ко Святому Причащению.

Есть добрый обычай - после исповеди и до Святого Причащения не есть, не пить и не курить. Безусловно это запрещается после полуночи. К Причастию нужно приходить строго натощак. К воздержанию от пищи и пития перед Святым Причащением надо приучать и детей.
 
kaberne1Дата: Пятница, 17.08.2012, 18:59:13 | Сообщение # 41
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Литургические правила


Литургические правила Православной Церкви предписывают совершать Божественную Литургию после Вечерни в определенные дни поста. А именно: в четверг и субботу Страстной Седмицы Великого Поста, вечером накануне Рождества, Богоявления и праздника Благовещения. Как и Литургия Преждеосвященных Даров, она всегда служится после Вечерни. Как мы помним. Типикон предписывает определять время для совершения Вечерни, ориентируясь на заход солнца, но не в определенные часы дня.

Всем уже давно известно, что это правило сегодня стало мертвой буквой, и исполняется лишь формально, таким образом, что не Литургия переносится на вечер, а наоборот, Вечерня совершается утром. Такое нарушение не должно рассматриваться как снисходительная уступка Церкви к "немощи плоти" или как желание сократить время воздержания для причастников, так как в этом случае все правила тщательно соблюдаются, и не может быть никаких исключений для попыток защиты человеческих слабостей. В этом случае мы основываемся на убеждении, глубоко укорененном в современном церковном сознании, что Божественная Литургия всегда должна совершаться утром. Совершение ее вечером большинством православных будет воспринято неслыханным новшеством, гораздо более неестественным и неправильным, чем совершение Вечерни утром или Утрени вечером. Достаточно очевидно и то, что, объединяя Литургию и Вечерню, авторы Типикона руководствовались не просто формальным объединением двух богослужений. Они говорили именно о намеренном перенесении времени совершения Литургии на вечер, о сознательном изменении обычного порядка служб. Еще становится очевидным и то, что неисполнением правила или его формальным исполнением (как перенесение Вечерни на утро) мы совершаем двойное нарушение литургических правил; мы служим вечернюю службу утром, что, по самому "названию" молитвы, является противоречием в обычном смысле, но более того, мы при этом полностью игнорируем причины, по которым Церковь предписывает совершение Литургии в определенные дни вечером, а не утром. Возможно, если мы внимательно изучим эти причины, то увидим в них нечто более значимое, чем обычные детали правила, нечто давно забытое, но очень важное для понимания нашей литургической традиции.

Самое общее объяснение можно найти в Типиконе в следующих строках: "в воскресенье Литургия совершается в начале третьего часа (9 часов утра), при этом пост оканчивается в начале четвертого часа; в субботу Литургия совершается в начале четвертого часа, при этом пост оканчивается в начале пятого часа; в меньшие праздники и другие дни совершается в начале пятого часа, при этом пост оканчивается в начале шестого часа". Мы видим определенную взаимосвязь между временем (kairos) совершения Евхаристии и предшествующим постом. Этот "евхаристический пост" может быть длиннее или короче в зависимости от значимости дня, в который совершается Литургия. Само собой разумеется, как обозначено в Типиконе, что Божественной Литургии предшествует строгое воздержание, поэтому общий смысл указанных выше пояснений заключается в том, что чем раньше совершается Литургия, тем короче период воздержания. Давайте при этом отметим, что наша нынешняя устоявшаяся практика в корне противоречит этому правилу: мы привыкли думать, что поздняя служба больше "подходит" значительному празднику, а ранней "достаточно" для обычного дня. Предписания Типикона, на первый взгляд, могут показаться реликтами некоторых древних монастырских правил, которые остались по необъяснимым причинам и просто переписываются из одного издания в другое. Но если мы попробуем "перевести" эти сухие предписания, то мы обнаружим богословское объяснение поста в тесной взаимосвязи с Литургией. Осознав это, можно идти дальше к пониманию того, относится ли эта взаимосвязь к обстоятельствам жизни в прошлом и объясняется ими, или является частью Традиции, связывающей нас всех вместе. Для этого нам нужно понять, что эти предписания объясняют саму суть поста, его живой опыт, происхождение которого описано в Евангелии, поста, принятого Церковью от самого начала. В этих внешне законодательных и почти тривиальных правилах сегодня принято усматривать признаки обычной приверженности обрядам и педантичности, несовместимых с нашим современным "образом жизни", но именно в них открывается глубокое понимание человеческой жизни и ее отношения со Христом и Церковью. Попытаемся это увидеть.
 
kaberne1Дата: Пятница, 17.08.2012, 18:59:58 | Сообщение # 42
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
По Писанию, фарисеи и первосвященники обвиняли учеников Христа в том, что те не постились (в отличие от учеников Иоанна Предтечи, которые "постились много"). На это Христос ответил: "Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься, но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни" (Мк 2:18; Лк. 5:33; Мф. 9:14). Эти слова указывают на взаимосвязь поста и миссии Христа, что становится невозможным во время радости Его Присутствия. По общему определению, пост - это выражение надежды, состояние ожидания и подготовки. Поэтому Христос противопоставляет Себя Иоанну Крестителю: "Вот, Иоанн Креститель пришел и не ест и не пьет... И пришел Сын Человеческий. Он ест и пьет..." Иоанн Креститель в этом контексте - "тип", символ Ветхого Завета в соотношении с Новым Заветом. Ветхий Завет - это время подготовки и надежды, которое заканчивается с приближением Пасхи. Но Сын Человеческий "ест и пьет" и Его ученики также едят и пьют, и в Евангелии мы постоянно видим Господа преломляющего хлеб с мытарями и грешниками в домах фарисеев и насыщающего огромное количество людей. Во Христе и со Христом открывается и приближается Царство. И в Писании Царство часто представляется как пир, окончание поста (ср. например, Ис. 25:6). По учению Священного Писания, Церковь изначально знает христологический и мессианский контекст поста, который определяет его место и "действие". С одной стороны, Церковь сама является началом, эсхатологическим предвкушением Царства. Жених уже пришел и Его присутствие открывается в преломлении хлеба, в евхаристическом пире, который являет собой сакраментальное предвкушение всей полноты Царства, Брачного Пира. В книге Деяний святых апостолов "преломление хлебов" является основным моментом в строительстве ессlеsiа, мессианской общины (Деян. 2:42). В этом собрании, в koinonia нет постящихся: ожидание подошло к концу, Господь грядет, maranatba. Он пришел, Он идет, Он придет... Но, с другой стороны, после Вознесения Христа начался новый период ожидания: ожидание рагоusia, второго, торжествующего, пришествия Христа, в исполнении которого "Бог будет во всем". Господь победил и восторжествовал, определил историю "этого мира", которая еще не закончилась, мир ждет завершения и суда. Вся история Ветхого Завета - это ожидание прихода Мессии, а история Нового Завета - это ожидание возвращения Господа во всей Его славе и конец мира. То, что принято и определено Церковью как "таинственное" сейчас, станет очевидным в конце этого мира. Ввиду того, что Церковь все еще присутствует in statu viae (в пути) и христиане все еще живут в этом мире, они надеются, ждут parousia, молятся и бодрствуют, и никто не знает, когда придет Сын Человеческий. И эта надежда выражается в новом посте, в новом состоянии ожидания.

Это ожидание, эта тоска теперь восполняется, и ответ нашему ожиданию дается в таинстве Господнего Присутствия, в Евхаристическом пире. Живя во времени, в истории, Церковь являет собой победу вечности, предвосхищает торжество Царства, которое "грядет". И этот "пост-ожидание" находит свое завершение в Таинстве, в ознаменовании свершившегося и вечного, таким образом становится настоящим и действительным и первое пришествие Христа, и Его раrоusia. Поэтому пост и Евхаристия, так сказать, два торжествующих и необходимых полюса в жизни Церкви, провозглашение двух существенных антиномий ее природы: предвкушение и обладание, полнота и рост, эсхатология и история.

Такое понимание даст нам ключ к "техническим" правилам Типикона, наполнит их духовным значением. Они выражают основополагающее литургическое правило о несовместимости Евхаристии с постом: Евхаристия не может и не должна совершаться в день поста. Являясь таинством присутствия Христа, Евхаристия - это пир Церкви, и более того, Евхаристия - это Церковь на Пире и, следовательно, мера и значение всех пиров. Так как пир - это не просто "напоминание" о том или ином событии земной жизни Христа, но именно действительность Его присутствия в Церкви через Духа Святого. И поэтому, каким бы событием или личностью не ознаменовывался пир, это ознаменование предстает во всей полноте только в Евхаристии, в "таинстве", которое переносит памятование в действительность. Евхаристия связывает все отдельные события, всех святых, все богословские утверждения со спасительной миссией Христа. Чью бы память мы ни совершали, какое бы событие мы ни отмечали, мы всегда совершаем открытие - и это открытие происходит в Божественной Литургии - так как все, что происходит в Церкви, имеет свое начало в Иисусе Христе, и все, что в Нем, Им оканчивается, в Нем исполняется. Мы должны здесь отметить, что Православная Церковь никогда не соглашалась с утверждением непраздничной Евхаристии, подобно Римской "low Mass". В течение длительного периода Евхаристия была основной доминантой в жизни Церкви, так как она всегда Пасхальна по своей сути, утверждая смерть Христа и, вместе с тем, проповедуя и свидетельствуя о Его Воскресении.

Следующее утверждение - о длительности поста, обязательно предшествующего Евхаристии, - естественно следует из сказанного выше. Исполнению должно предшествовать предвкушение. С этой точки зрения евхаристический пост - не просто воздержание перед Причастием, он дает первоначальное предвкушение и духовную подготовку. Во время этого поста в духовном его смысле происходит ожидание таинственной парусин (Раrоusia).
 
kaberne1Дата: Пятница, 17.08.2012, 19:01:18 | Сообщение # 43
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
В ранней Церкви совершению воскресной Евхаристии предшествовало ночное бодрствование, которое было (и теоретически остается в Восточной Церкви) именно службой приготовления и бодрствования в полном христианском смысле этого слова. И поэтому Евхаристию в воскресенье и в дни великих праздников предписывается совершать в ранние часы дня: это исполнение, конец бодрствования, поста и приготовления. Но в меньшие праздники, в которые не служится всенощная, Евхаристия совершается поздним утром, и в этом случае утренние часы поста составляют необходимый период приготовления. Такова литургическая жизнь Церкви, которая, в свою очередь, определяет жизнь каждого члена Церкви и построена на ритме предвкушения и исполнения, подготовки и "присутствия". Тогда и правила, которые управляют этим ритмом, перестают быть архаичными и непонятными, но становятся знаками пути, ведущего нас в самое сердце жизни Церкви.

Пост имеет также второе значение, которое дополняет первое, что мы только что рассмотрели. Оно было отмечено и определено в монашеской традиции. Это аскетический пост, пост как борьба против демонических сил, как способ духовной жизни. Происхождение этой точки зрения на пост мы также можем найти в Писании. Перед тем, как идти проповедовать, Христос постился сорок дней, и в конце этого периода сатана искушал Его (Мф. 4:3). В Евангелии мы находим ясное утверждение, что пост и молитва являются единственными средствами для победы над силой дьявола (Мф. 17:21). В страстях Христовых не только исполнилась история спасения, в ней также был решающий момент в борьбе против сатаны, который стал "князем мира сего".

По Библии, через пищу сатана вошел в человека и стал его властелином. Человек вкусил запретный плод и стал зависим от пищи настолько, что теперь на этом держится его существование. Поэтому пост в библейской перспективе - это не просто ограничение в еде и не вид элементарной гигиены. Истинный пост, действительное воздержание, то, что прославляет Церковь в Святых Отцах - это, по сути, вызов так называемым законам природы и через них самому сатане. Потому что ничто не вредит ему настолько, ничто так не ослабляет его силы, как преступание человеком законов, от которых он стал зависим, которые стали "естественными" и "абсолютными". Без пищи человек умирает, поэтому его жизнь полностью зависит от еды. И теперь во время поста, т.е. добровольно отказываясь от еды, человек обнаруживает, что он жив не хлебом единым. И тогда пост становится отрицанием того, что было "необходимым", действительно умерщвлением этой плоти, которая зависит полностью и исключительно от "непреодолимых законов природы". Во время поста человек обретает свободу, которую он потерял через грех, открывает в космосе царственность, которой он лишился, отвергнув предложение Бога. Пост - это свободное возвращение к выполнению той заповеди, которую нарушил Адам. Принимая это, человек опять получает пищу как Божественный дар, пища перестает быть "необходимостью" и становится так похожа на образ брачного пира, и "есть, чтобы жить" опять становится "жить в Боге". Эта идея поста укоренена в сорокадневном посте Христа, и Его состязание с сатаной является основанием аскетического поста, который отличается (но неотделим) от евхаристического поста, определяя собой состояние приготовления и ожидания.
Ничто не может лучше показать взаимоотношения этих двух аспектов, или действий, поста, чем Великий Пост и его литургические особенности. С одной стороны, суббота и воскресенье являются днями Евхаристии и "литургически" исключены из постных дней Великого Поста. У них нет никаких отличительных литургических особенностей, указывающих на "постные" дни. Евхаристический пост всегда ограничен ритмом самой Евхаристии, его ограничением является Литургия, в которой соедино приготовление и исполнение. Она совершается и завершается принятием евхаристической пищи. Евхаристический пост в этом отношении - действие самой Церкви, которое отвечает устройству Церкви. Аскетический пост, с другой стороны, это, в первую очередь, индивидуальное, личное достижение в Церкви. Правила относительно этого поста, которые различаются в различных поместных традициях, но сходны в том смысле, что они являются основными показателями хорошо укорененного пути, определенного руководства, но не абсолютного учения Церкви. Эти правила зависят от климата, образа жизни в определенном социологическом контексте, от внешних условий и т.д. Предписание есть инжир в одни дни, а бобы и фасоль - в другие, которое мы сейчас находим в Типиконе, очевидно, не может восприниматься буквально, или рассматриваться в качестве "абсолюта". Здесь очень важно понимать, что евхаристический пост - это пост Церкви, в то время как аскетический - это пост христианина в Церкви. Последнее определяется природой человека, а первое -природой Церкви. Поэтому на протяжении Великого Поста евхаристический пост находит свое завершение каждое воскресенье в эсхатологической полноте Таинства, но аскетический пост не прерывается, так как обширный светский опыт доказывает, что духовные плоды зреют медленно и требуют длительных и непрерывных усилий. Хотя в этом нет никаких противоречий. Монашеский обед в воскресный день Великого Поста будет скуднее по качеству и количеству трапезы, и, тем не менее, это воскресный обед, разговение после Евхаристии и евхаристического поста, который несет духовную радость, что составляет сущность христианского воскресенья.
 
kaberne1Дата: Пятница, 17.08.2012, 19:01:56 | Сообщение # 44
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Церковь живет на двух уровнях, у нее два "состояния". Она ожидает, но также уже и обладает объектом ожидания. Во времени, в истории она не только "in via" на пути в Царство Небесное, но также и провозглашение Царства. И значения ее жизни в этих двух "состояниях" не отделены друг от друга, не противопоставляются друг другу в радикальном несогласии. Каждое из них основывается на другом и невозможно без него. Вечность не опустошает и не делает абсурдным или бессмысленным время или нашу жизнь во времени, но, напротив, сообщает им вес и настоящую ценность. Церковь наполняет вечная истина с реальностью, которой лишь она одна обладает, вместе с самим по себе бессмысленным течением времени. Ритм Церкви, ритм Евхаристии, которая совершается и всегда в ожидании совершения, наполняет все смыслом, расставляет все по своим местам. Христиане не могут оставаться безучастными между совершением одной Евхаристии и ожиданием совершения следующей, их "временная" жизнь не пуста, не "умалена" эсхатологией. Именно литургический "эсхатон", который определяет настоящую ценность каждому мгновению нашей жизни, в которой все взвешивается и понимается в свете Царства Божия, в окончательном завершении и значении всего сущего. Нет ничего более чуждого истинному духу Православной Литургии, чем некий суеверный "литургиологизм" или "эсхатологизм", который ограничивает всю христианскую жизнь только причастием и презирает все остальное, почитая "суетой". Такая литургическая "набожность" не понимает, что истинное значение Евхаристии в оценке, изменении, понимании бесконечной важности и значительности всей жизни. Евхаристия несет свидетельство Воплощения, и с тех пор она определяется временем, введена во время, сама является временем, и каждое мгновение времени наполнено смыслом, приобретает значительность в соединении со Христом. Действительно, все, что происходит в жизни, большое и малое, перестает быть концом и ценностью в самом себе, иначе в такой изоляции и самоограниченности оно действительно становится "абсурдом". И сейчас, в предвосхищении Царства, все может и должно стать знаком и способом его приближения, "инструментом" спасения мира во Христе.

Поэтому очень важно по другую сторону литургического "эстетизма" или жесткого "рубрицизма" открыть истинное значение литургического времени, которое описано таким простым образом в Типиконе. Здесь Церковь запечатала сокровище своей любви, своей мудрости, своего "практического" знания Бога. Литургию в Церкви нужно освободить от банального "расписания служб" и сделать ее снова тем, чем она, по сути, является: освящением времени и в нем всей жизни присутствием Христа. Только такая Литургия не будет делить жизнь христиан на две, одну - "освященную", а другую - "мирскую", но преобразует ее из одной в другую, превращая само существование во свидетельство о Христе. Христос пришел не для того, чтобы мы "символизировали" Его присутствие, но чтобы изменить и спасти мир Своим присутствием.

Следует понимать, что Литургия в Церкви глубоко реалистична, что Вечерня находится в действительной взаимосвязи с отдельным и конкретным вечером, и этот вечер мы как христиане должны провести "совершенно, в святости, в мире и без греха", этот вечер мы должны отдать и посвятить Богу, и этот вечер для нас всегда должен освещать свет другого Вечера, другого Конца, которого мы ждем и в то же время страшимся, и которого мы достигаем в нашем человеческом времени. В Литургии мы осознаем, как, действительно, серьезно Церковь рассматривает время, пищу, отдых, все происходящее, все детали нашей жизни. В мире, в котором Бог стал человеком, ничто не может быть отделено от Него.

Ожидание, встреча, обладание: в этот ритм погружена Церковь и этим она измеряет время. Но есть дни, когда это ожидание достигает крайней "концентрации" - это дни вечерней Евхаристии. Церковь сознательно призывает к ожиданию и приготовлению в полной мере, к посту в полном смысле. День проходит в обычных ежедневных делах, которые заполняют любой другой день. И насколько значительным, каким глубоко "важным" и ответственным становится каждое слово, которое мы произносим в свете этого ожидания, каждый поступок, который мы совершаем! Да, в эти дни мы должны осознать, какова есть, какой должна быть христианская жизнь, мы должны жить, как если были бы освещены грядущим! Навечерие Рождества, необычайная тишина Страстной Субботы, дни Великого Поста, когда мы должны готовить себя к пресвятой службе, как все это должно "строить" христианскую душу, вести ее к пониманию Тайны Спасения, к изменению жизни... И когда, наконец, наступит вечер, когда все постные приготовления и ожидания исполнятся в Евхаристии, наша жизнь действительно войдет в Евхаристию, "соединится" с радостью и полнотой Царства.
 
kaberne1Дата: Воскресенье, 28.10.2012, 18:19:51 | Сообщение # 45
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline




С самого начала распространения христианства установлено, что единственным настоящим совершителем Литургии может быть только епископ, потому что именно он возглавляет Церковь. В первые три века так дело и обстояло. Литургия в древней Церкви была соборной: в городе обычно совершалась только одна Литургия, потому что там был лишь один епископ.
 
Форум » . » Вера и знание » Литургия (Песнопения и молитвы с пояснениями)
Страница 3 из 5«12345»
Поиск:

Copyright SCAD's Design & Develop © 2017