Тема вторая

Эпоха Вселенских соборов

IVVIII веков

 

Лекция 8

Церковь в конце VIVII веках

 

Вопросы лекции:

Оглавление

1. Церковь в конце VI первой половине VII века. 1

2. Монофелитство. 11

3.  Шестой Вселенский собор и его правила. 14

 

 

1. Церковь в конце VI первой половине VII века

 

1) Церковь на Западе.

 

Святитель Григорий I Великий Двоеслов (540604). Память 12\25 марта.

На рубеже VIVII веков (с 590 по 604) римскую кафедру занимал папа Григорий I. Родился будущий святитель в Риме в патрицианской семье Анициев, издавна принадлежавшей к христианству и давшей к тому времени одного папу и нескольких святых, в том числе преподобного Бенедикта Нурсийского. С юных лет он стремился к аскетической жизни, но по настоянию родных начал административную карьеру, заняв пост сенатора и префекта. В 573 году 33-летний  Григорий покинул эту должность для того, чтобы начать монашескую жизнь. Он использовал свое состояние на учреждение шести монастырей в Сицилии и на превращение своего римского дворца в монастырь святого Андрея, где стал простым монахом под началом игумена Валерия.

Затем Григорию вновь против собственной воли пришлось взять на себя бремя служения людям. В 579 году папа Пелагий II рукоположил его в диаконы и послал в качестве своего представителя (апокрисиария) в Константинополь. Здесь будущий святитель провел шесть лет, изучая греческий язык и читая произведения святых отцов. Вскоре после его возвращения на родину Рим был опустошен эпидемией чумы. Жертвой ее стал и папа Пелагий. Клир и народ единодушно избрали римским епископом Григория, славившегося безупречной честностью и самой строгой монашеской репутацией.  

Пастырство святителя Григория, первого монаха на Римской кафедре, пришлось на время экономического, политического и культурного кризиса Италии, разоренной непрерывными войнами. «Вечный город» постепенно пришел в упадок. Сильно сократившееся население жило теперь лишь вокруг Латеранского дворца и «Золотой базилики» – кафедрального собора Рима, а также на Ватиканском холме, который по-прежнему ежегодно посещали тысячи паломников.

Юрисдикция Римского папы была ограничена епископами римского округа, юга Италии и трех больших островов: Сицилии, Сардинии и Корсики. В этих областях он фактически обладал всеми правами митрополита. Он хиротонисал местно избранных епископов и лишь в особо спорных случаях мог предложить своего кандидата. На всем остальном Западе папская власть ограничивалась нравственным и вероучительным престижем. Африканская церковь, Испания, Милан и Аквилея были полностью самостоятельны. В Галлии и Иллирике сидели викарии – наместники папы, но роль римского епископа здесь ограничивалась лишь тем, что к нему могли апеллировать во время конфликтов.

К концу VI века лангобарды оккупировали всю северную Италию и внутреннюю часть центра полуострова, где основали герцогства Беневенто и Сполето. Лишь ряд прибрежных городов-крепостей, Рим и южная оконечность Апеннинского полуострова остались в составе Византии. Руководил этими территориями, сообщение между которыми поддерживалось главным образом морским путем, императорский наместник – экзарх, располагавшийся в порту Равенна. Присылаемые с Востока чиновники не владели ситуацией, и фактическое руководство перешло к церковным структурам. Император Юстиниан Великий, не доверяя компетентности имперских администраторов, поручил епископам управление общественной, финансовой и образовательной системами.

Несмотря на плохое здоровье, папа Григорий был чрезвычайно активным человеком. Он помогал бедным и обездоленным, заботился о нравственности духовенства, упорядочил Богослужение (с его именем связано создание Литургии Преждеосвященных даров).  Григорий Великий осуществил реформу хорального пения Западной Церкви: собрал воедино и отредактировал большинство песнопений, к тому времени бытовавших в литургии. Составленное им собрание хоралов получило название «Антифонарий». Католический хорал (церковная мелодия с текстом, которая поется всеми присутствующими в храме) до настоящего времени носит наименование Григорианского.

Григорий Великий был единственным папой своего времени, обладавшим писательскими способностями. Его книга «Диалоги о жизни италийских отцов и о бессмертии души», в которой описывались жития италийских святых, принесла папе почетное прозвание Двоеслова (Dialogus). В середине VIII века она была переведена папой Захарией на греческий язык. Григорию Великому принадлежат также толкования на Первую книгу Царств и Песнь песней, обширное эпистолярное наследие (около 850 писем). Особой известностью пользуется его «Правило пастырское» («О пастырском служении»).

Книги Григория Двоеслова: «Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души», «О пастырском служении».

 

Исключительная роль принадлежит Григорию Великому в деле обращения в Православие германских народов. Он так много времени и сил тратил на просвещение лангобардов, что однажды даже заявил: «Похоже, я был поставлен епископом не римлян, а ломбардов»[1]. В 592 году ему удалось спасти Рим от разорения воинственными германцами. В 603 году с лангобардами был заключен долгожданный мир, а королевич Адалоальд принял крещение в православной церкви. Мудрая политика Григория Великого дала свои плоды и после его смерти: ломбардским королем стал православный Ариперт (652–661). Анастасий – последний арианский епископ ломбардской столицы Павии – также обратился в Православие.

Карта Королевства лангобардов.

 

Григорий Великий  также сыграл центральную роль в христианизации англов и саксов.

 

Христианизация англов и саксов.

Основной источник:

Беда Достопочтенный. «Церковная история народа англов».

Карта Британии времени Беды Достопочтенного.

Вторжения англов, саксов, ютов и других языческих германских племен привели к разрушению привычного уклада жизни в Британии. Вот что пишет об этом британский монах-бенедиктинец Беда Достопочтенный (около 672 – 735): «Частные и общественные здания лежали в руинах, священников повсюду убивали у их алтарей, прелаты и народ равно без всякого различия предавались огню и мечу, и некому было даже похоронить тех, кто принял жестокую смерть. Иные из несчастных уцелевших были загнаны в горы и безжалостно вырезаны; другие, изможденные голодом, вышли и покорились врагу, готовые принять вечное рабство за кусок хлеба, если только их не убивали на месте. Некоторые в печали отправлялись за море, в то время как другие остались на своей земле и влачили жалкое существование, охваченные вечным страхом, среди гор, лесов и высоких скал»[2].

На острове образовалось несколько варварских королевств. Контакты с римским миром  большей части восточных и центральных областей были прерваны. Однако христианство не было уничтожено. Церковь, основанная святым Патрикием, продолжала существовать в Ирландии. Часть христианского населения закрепилась в Шотландии, полуостровах Уэльс и Корнуолл, а также Арморике («страна у моря»), северо-западной оконечности Галлии, получившей новое название – Бретань. Ирландские миссионеры пытались нести Евангелие и германским завоевателям. Христианская традиция, которую они проповедовали, несколько отличалась от сложившейся к этому времени в Римской церкви. К ее особенностям относятся особенный чин крещения, иная система вычисления пасхального цикла и некоторые другие. Священники Ирландской церкви выделялись и внешним видом. Они выбривали переднюю половину головы (так называемая «тонзура св. Павла»), в то время как на западе было распространено выбривание макушки (так называемая «тонзура св. Петра»). Вокруг тонзуры римских священников оставались короткие волосы, ирландские же отращивали длинные, до плеч.

В конце VI века ирландский монах преподобный Колумбан, основавший в 563 году монастырь на шотландском острове Айона, обратил в христианство племена пиктов. В 597 году его ученики начали работу по христианизации англов и саксов в королевстве Нортумбрия, где принял крещение местный король Освальд, а на острове Линдисфарне был основан монастырь. Однако большого успеха не было, так как существовавшую между местным населением и завоевателями вражду разделяло и британское духовенство. Перелом произошел в результате деятельности миссии, направленной на остров Григорием Великим.

Беда Достопочтенный пишет о том, как святитель, еще до своего избрания папой, прогуливаясь по римскому рынку, увидел выставленных на продажу молодых, рослых и белокурых невольников. Папа спросил об их роде-племени и, узнав, что они англы, посетовал, что народ с такой ангельской внешностью нехристианский. Став папой, он распорядился купить партию рабов-англов, крестить их, постричь в монахи и подготовить для миссионерской деятельности на родине. Уже в 596 году он послал миссию в Англию: 40 человек во главе с монахом Августином. Поначалу миссии пришлось пережить ряд трудностей. Галльские епископы, через территорию которых нужно было проехать Августину с его группой, неодобрительно отнеслись к римскому вмешательству в жизнь Британии, которую они считали канонической территорией арльского митрополита. Лишь благодаря сильнейшему давлению Григория миссионерам удалось пересечь Галлию и достичь острова.

Согласно Беде Достопочтенному, проповедь Августина и его спутников была чрезвычайно успешной. В 597 году приняли крещение тысячи англов во главе с Энгельбертом, королем Кента. По плану папы Августин должен был установить в Англии древнеримскую церковную структуру: два митрополита располагали свои кафедры в древних провинциальных столицах Йорк и Лондон, а каждая из провинций делилась на двенадцать епархий. Однако задача оказалась гораздо труднее, чем предполагал Григорий Великий. Августину не удалось стать митрополитом Лондонским, и он поселился в Кентербери, где и поныне пребывает глава Английской церкви – архиепископ Кентерберийский. Крещеные язычники несколько раз возвращались к вере своих предков и жестоко расправлялись с христианскими миссионерами.

Другой проблемой стали отношения со старобританскими христианскими общинами. Папа Григорий знал об их существовании, но у него не было информации ни об их названии, ни о количестве епископов и игуменов монастырей. Он приказал Августину включить их в римскую церковную систему. Посланник папы избрал силовые методы, по сути, объявив войну древней Британской церкви. Приверженцы ее, в свою очередь, считали римских миссионеров союзниками своих угнетателей. Попытка переговоров провалилась.

Об одной из них Беда Достопочтенный повествует так: «Говорят, что когда решение об этом было принято, на встречу собрались семь епископов бриттов и множество ученых мужей из их знаменитейшего монастыря, который на языке англов зовется Бангорнабург; им в то время управлял аббат Динот. Перед тем как отправиться на встречу, они пришли к некоему святому и ученому мужу, жившему отшельником, и спросили, следует ли им по словам Августина отказаться от своих обычаев. Он ответил: “Если он человек Божий, повинуйтесь ему”. “Но как нам это узнать?” – спросили они. Он ответил: “Господь сказал: “Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем”. Если Августин кроток и смирен сердцем, то он сам несет иго Христово и предлагает вам его нести; но если он сердит и горделив, то он не Божий, и нет вам нужды слушать его”. “Но как же нам узнать это?” – вновь спросили они. Он ответил: “Устройте так, чтобы он и его спутники пришли на место встречи первыми. Если он встанет при вашем приближении, вы узнаете, что он слуга Христов, и подчинитесь ему; но если он презрит вас и не встанет при вашем появлении, хотя вас и будет больше, то пусть и он испытает ваше пренебрежение”. И они сделали, как он сказал. Случилось так, что Августин остался сидеть, когда они вошли; увидев это, они исполнились гнева и, сочтя его за гордеца, начали противоречить всему, что он говорил. Он же сказал им: “Вы делаете многое, что противоречит как нашим обычаям, так и правилам Вселенской Церкви, но если вы согласитесь со мной по трем вопросам, мы с радостью стерпим все прочие ваши противоречия. Вы должны пообещать праздновать Пасху в должное время, принимать благодать крещения, в котором мы возрождаемся к новой жизни для Бога, по правилам Римской святой и апостольской церкви и учить народ англов слову Божьему вместе с нами”. Они же ответили, что не сделают ничего из этого и не признают его своим архиепископом, говоря между собой: “Даже сейчас он не встал при нашем появлении и будет еще более презирать нас, если мы послушаемся его”. Говорят, что тогда Августин, человек Божий, пригрозил им, что, отказавшись принять мир от своих братьев, они получат войну от своих врагов и, отказавшись наставлять в вере англов, примут смерть от их мстительной руки. Волею Божьего суда все случилось в точности по его слову»[3].

Только в 664 году на совместном соборе в Уитби состоялось слияние древней Британской и Римской церквей. Главой объединенной Британской Церкви, принявшей римские обычаи, стал архиепископ Кентерберийский.

 

Церковь в Испании.

Карта Королевств вестготов и свевов.

В римской провинции Испания христианство распространилось уже к III веку и имело своих мучеников за веру. Епископ Осия Кордубский был советником императора Константина и одним из главных деятелей I Вселенского собора. В V веке на полуостров вторглись племена язычников-свевов и ариан-вестготов, вандалов и аланов. В 429 году аланы и вандалы ушли в Африку. Между свевами и вестготами начались кровавые войны. В 466 году вестготы одержали победу, итогом которой стало  массовое обращение свевов в арианство. Некоторые из арианских королей устраивали гонения на православных, но в целом религиозная ситуация была достаточно спокойной.

Около 550–555 годов король свевов Харарик под впечатлением чудес на гробнице святого Мартина Турского обратился в православие. Значение этого обращения было усилено прибытием из Палестины инока Мартина, вскоре поставленного в епископа столичного города Брага (ныне на севере Португалии). Принеся с собой дух восточного монашества, святой Мартин Брагский способствовал, кроме того, появлению богословских книг, направленных против арианства. Аргументы, приводимые  в них, были достаточно убедительными для грамотной части местной знати. Начался постепенный переход отдельных ее представителей в православие.

Святителю Леандру (память 1\14 ноября), епископу Севильскому, удалось отвратить от арианства Ерминингельда, сына короля вестготов Леовигильда (568–586). В результате произошла война между отцом и сыном, завершившаяся казнью Ерминингельда (память мч. Ерминингельда, царевича Готфского, 1\14 ноября).  После смерти Леовигильда второй его сын и преемник король Рекаред (586–601) на соборе в Толедо в 589 году торжественно перешел в православие и объявил его религией своего королевства. Толедский собор ввел в Символ веры дополнительное слово «Филиокве» (a Patre Filioque procedit – Духа Святого «от Отца и Сына исходящего»). Смысл этой дополнения, несомненно, коренился в борьбе с арианством. Этой вставкой испанские епископы хотели подчеркнуть Божество Сына, не представляя, что из этого выйдет впоследствии.

 

2) Положение Церкви на Востоке.

 

Император Маврикий и патриарх Иоанн Постник.

Преемники Юстиниана I Великого продолжали попытки установить церковный мир. Особенно настойчиво стремился достичь его император Маврикий (582–602) – талантливый полководец, безупречный семьянин и человек необычайной личной скромности. Он не выносил коррупции и повсюду искоренял ее, нажив тем самым множество врагов среди своего окружения. Новый император, не претендуя быть богословом, пытался в течение всего своего правления присоединить монофизитов к православию, но не только силой или убеждением, но и посредством своего недюжинного дипломатического искусства. Он дал убежище бежавшему при дворцовом перевороте персидскому царю Хозрою II, выдал за него свою дочь, а затем поддержал в гражданской войне. В результате Хозрой, вернувшийся на престол, считал Маврикия своим благодетелем, отцом и покровителем. Он вернул Империи значительные территории в Армении и подписал с ней договор о «вечном мире». Благодаря присоединению Армении к империи значительная часть Армянской Церкви вернулась в православие.

Сторонником церковного примирения был также патриарх Константинопольский святой Иоанн Постник (582–595). Память 30 августа\12 сентября, 2\15 сентября. Патриарху, принявшему титул «Вселенский» (οίκουμενικός), принадлежит следующее изречение: «Что же такого говорят несогласные с нами, что заслуживает гонений? Если даже язычникам предоставляется амнистия, как же я могу преследовать христиан, безупречных в своем христианстве и, как мне кажется, более верующих, чем мы?»[4] Благодаря такой мягкости и любви многие монофизиты вернулись в православие. В Константинополе некоторые монофизитские священники даже сослужили православным, однако при этом не причащались.

Иоанн Постник составил «Покаянный номоканон» («Епитимийник»), принятый всеми Православными Церквями. Он содержит наставление духовникам в том, как принимать исповедь в тайных грехах, являются ли они грехами уже совершенными или состоящими в одном только греховном помышлении. Древние церковные правила говорили о способах и сроках всенародного церковного покаяния, назначаемого для явных, уличенных грешников. Нужно было приспособить эти правила к тайной исповеди кающихся, не уличенных в грехах. Святитель Иоанн Постник исходил из того, что добровольная исповедь тайных, неведомых миру грехов уже свидетельствует о готовности грешника примириться с Богом и своей совестью. Он сократил епитимии древних отцов Церкви наполовину и более, точно определив их характер: строгий пост, ежедневное совершение установленного числа земных молитвенных поклонов, раздача милостыни. Срок епитимии назначался духовником. Главная мысль «Номоканона», составленного святым Иоанном, заключалась в назначении епитимий не просто по мере грехов, но по мере, доступной для христианина. Покаяние оценивалось не по продолжительности наказания, а по степени его переживания кающимся.

Император Маврикий был рачительным правителем и старался экономить государственную казну, весьма пострадавшую от его расточительных предшественников. Этим он вызвал недовольство войск. Зимой 602 года дунайская армия возмутилась задержкой в выплате жалования и, подняв на щит военачальника Фоку, двинулась на Константинополь. Маврикий был схвачен вместе с сыновьями. По словам преподобного Феофана Исповедника (около 760 – 818, память 12\25 марта) император с христианским мужеством встретил беду как Божье наказание за свои грехи и не оказал сопротивления. «И приведен был Маврикий, связанный, к гавани Евтропия. Убийца (Фока), желая увеличить мучения Маврикия печальным зрелищем, приказывает казнить в его присутствии пять сыновей его. Маврикий же, философствуя в несчастии, постоянно повторял: праведен Ты, Господи, и правы суды Твои. Няня, спрятав одного из царских сыновей, отдавала на убиение своего собственного, но Маврикий не допустил этого, а сыскал и отдал на казнь своего сына. Таким образом, став выше законов природы, Маврикий и сам прощается с жизнью. A окаянный Фока приказал головы царя и сыновей водрузить на трибунальском поле. И граждане выходили смотреть на них, пока они не загнили. И тогда злодей позволил отдать их желающим (для погребения). A жену Маврикия с тремя дочерьми заточил в монастырь. Спустя немного и их умертвил»[5].

Скачать книгу Феофана Исповедника «Хронография» можно здесь:

 

Война с персами.

Кровавый террор Фоки продолжался восемь лет (602–610 годы). Тиран поставил империю на грань гибели после того как Хозрой II начал войну против него под предлогом мести за своего благодетеля Маврикия. Византийские войска терпели одно поражение за другим. Фока, сознавая слабость духа своих войск, пытался «выпросить» у собора епископов особую меру поощрения воинам. Он просил заранее объявить мучениками и канонизировать тех, кто падет в этой войне. Среди епископов начались споры. Одни ссылались на 13-е правило Василия Великого: «Как мы причтем к мученикам тех, которые убивали на войне, тогда как Василий Великий не допускал их, как имеющих нечистые руки, к причащению в течение трех лет?»[6] Другие соглашались с императором и признавались, что они сами участвовали в сражениях и убивали. Спор кончился ничем. Не помогла Фоке и поддержка со стороны папы Григория Великого, в угоду которому узурпатор лишил Константинопольского патриарха титула «Вселенский», принятого Иоанном Постником.

Возмущение тиранией Фоки достигло предела. Начались волнения, которые тиран не смог остановить даже самыми лютыми казнями. Наконец против Фоки выступил полководец Ираклий, сын экзарха Африки, выходца из каппадокийской семьи, возможно, армянского происхождения. 5 октября 610 года тиран был низвергнут. Феофан Исповедник повествует: «После того как Фока был разбит, один вельможа — Фотин, оскорбленный Фокой в лице своей супруги, с толпой воинов вошел во дворец и, стащив с трона окаянного Фоку, сорвал с него царскую одежду и, надев черное рубище, а на шею цепь, в таком бесчестном и жалком виде представил его Ираклию. Ираклий, посмотрев на Фоку, сказал: так-то, окаянный, ты управлял государством! A тот, как человек отчаянный, ответил: ты будешь управлять лучше. Тогда Ираклий приказал сначала отсечь Фоке руки и ноги, а потом живым резать на куски; тайные члены отсечь и привязать к копьям за безмерные осквернения, какие совершал Фока; в заключение — отсечь голову и обезображенный труп мрачной памяти Фоки сжечь на так называемом бычачьем рынке...»[7]  

Сразу же после казни Фоки Ираклий был коронован и взошел на царский престол (610641). Его положение казалось безнадежным. Казна была пуста. С севера вторглись полчища аваров – тюркского народа, образовавшего в VI веке свое государство (каганат) в бассейне реки Дунай (с центром в бывшей римской провинции Паннонии). Вместе с союзными им славянами авары оккупировали практически весь Балканский полуостров, оставив под имперским контролем лишь изолированные отдельные города. Успешно наступали персидские войска. Они заняли Анатолию и Сирию. В 611 году пала Антиохия, в 613 – Дамаск. Персы нашли поддержку среди монофизитов и несториан. Яковитский патриарх Антиохии Анастасий написал своему собрату в Александрию: «Мир возрадовался в мире и любви, ибо халкедонская ночь отступила»[8].

Весной 614 года персы вступили в Палестину, сжигая храмы и разоряя все вокруг. Лишь церковь Рождества Христова в Вифлееме была сохранена, так как на мозаике над входом были изображены три волхва в персидских одеждах. 15 апреля 614 года началась осада Иерусалима. 5 мая иудеи открыли ворота изнутри, и персы ворвались в город. Начался кровавый кошмар. Церкви и дома христиан поджигались, христианское население безжалостно истреблялось. По свидетельству Феофана Исповедника иудеи выкупили 90 тысяч христиан только для того, чтобы предать их самым зверским казням. Честной Крест Господень, спрятанный христианами, был найден и увезен в дар женам Хоcрова: православной Марии, дочери Маврикия, яковитке Ширин и несторианке Мериям. В столицу Персии был отправлен и плененный иерусалимский патриарх Захария.

В 616 году персы начали завоевывать Египет – главную житницу империи. Раздираемый религиозными конфликтами и смутами, он покорился достаточно быстро. В 617 году персы заняли Халкедон и могли рассматривать столицу империи, находящуюся на другом берегу Босфора. В самом же Константинополе начались голод и мор. Положение Константинополя стало столь отчаянным, что Ираклий решил вернуться в Карфаген. Твердость духа в этой ситуации проявил Константинопольский патриарх Сергий (610638), взявший с императора в храме Святой Софии торжественную клятву, что он не покинет столицу, несмотря ни на что. Оставшись во главе государства, Ираклий принял новый для византийских императоров титул – «базилевс» («царь»), имевший библейский и мессианский смысл. В Новом Завете Христос – единственный и истинный Царь, так что император, будучи «верным во Христе», отныне сравнивал свое служением с царским служением Христа. Позже императоры стали соединять оба титула, религиозный и светский, называя себя «верный во Христе Боге царь и император римлян». 

Воспрянув духом, император Ираклий наконец-то приступил к решительным действиям. Нуждаясь в средствах, он пошел на шаг исключительный. В 619 году, как свидетельствует Феофан Исповедник, «по недостатку в деньгах он занял их из богатых домов, взял также из великой церкви (Святой Софии – прим. автора) паникадила и другие церковные сосуды, перелил их в крупные и мелкие деньги»[9]. На собранные деньги удалось купить мир с аварами. Более того, Ираклий подумал, что славяне могут поддаться эллинизации, и дал согласие расселить их на имперских территориях. Именно тогда осели на Балканах сербы и хорваты.

Император набрал новую армию, костяк которой составили не германцы и славяне, как ранее, а греки и армяне. Воины обучались владеть оружием, действовать поодиночке и соединениями, в сомкнутом и рассыпном строю, проводили учебные сражения, разделившись на «своих» и «персов». Особое внимание Ираклий уделил отрядам конных лучников. По сути дела армия Ираклия стала армией нового типа, отличавшейся не только умением, но еще и высоким духом, твердой дисциплиной и патриотизмом, так как почти вся состояла из коренного населения Византии. Сам император усердно занимался личной военной подготовкой. Он изучал труды историков, географов, свидетельства разведчиков и восточных послов, карты предполагаемого театра боевых действий, советовался с армейскими начальниками.

Весной 623 года начался великий поход Ираклия против Персии. Император и патриарх Сергий постоянно подчеркивали религиозный характер этой войны. Впервые византийская армия шла на персов, неся впереди иконы Христа и Богородицы как знаки небесной помощи. Победа следовала за победой. Персам не удалось переломить ход войны даже отчаянным рейдом к Босфору. Весной 626 года персидское войско вновь заняло Халкедон. В это же время аварский каган, нарушив мирный договор, со 100-тысячным войском подошел к Константинополю с европейской стороны. Он предложил византийцам либо сдаться, либо птицами улететь ввысь, либо рыбами уплыть в море. Но командир гарнизона германец Бон и патриарх Сергий решили сражаться, вдохновляя народ молитвами и крестными ходами. Решающий штурм Константинополя длился 9 дней и окончился полным провалом, поэтому каган сжег осадные машины и увел свое войско. Чудесное избавление Константинополя было отнесено к заступничеству Богородицы. По мнению ряда историков, скорее всего, именно тогда был написан знаменитый акафист Пресвятой Богородице «Взбранной Воеводе победительная…».

Спустя два года Персия была побеждена. Хосров II погиб в результате переворота. Его сын и преемник Кавад II незамедлительно выслал к Ираклию послов и выказал готовность заключить мир. Византия получила огромную контрибуцию, персидские гарнизоны к лету следующего года обязались покинуть занятые ранее города, а увезенная из Иерусалима святыня – Древо Креста Господня – была возвращена христианам.

В ходе войны Ираклий предпринял ряд мер против евреев в ответ на их измену империи. Он приказал насильно крестить всех иудеев и даже отправил послание западным королям, предложив последовать его примеру. Этот указ имел своим следствием жесточайшие погромы еврейского населения и исход его из пределов империи. Императорский гнев обрушился и на противников церковного единства. Он приказал отрезать носы и уши всем, не признающим Халкедонского собора и конфисковывать их имущество. По юго-восточным провинциям прокатилась волна репрессий, особенно в отношении местного монашества. Наиболее ожесточенный характер гонения приняли в Египте. Эта политика властей оказалась губительной, ибо над освобожденными от владычества персов территориями уже сгущались тучи новой военной угрозы – со стороны арабов-мусульман.

 

Нашествие арабов.

В 629 году император Ираклий торжественно отмечал победу над персами. Поздравления шли отовсюду, включая далекие Галлию и Индию. В это же время в Константинополь прибыло письмо от неизвестного арабского вождя Мухаммада, который объявлял себя пророком Божиим и призывал императора принять его веру. Подобные письма были посланы царям Персии и Эфиопии, а также  губернатору Египта. Шах приказал повесить послов, остальные просто не обратили внимания на призыв арабского вождя. Не получив ответа на свое предложение, Мухаммад отдал приказ о наступлении на Запад и на Восток.

Арабский историк Ахмад ал-Балазури (IX век) в «Книге завоеваний стран» пишет об указании, полученном одним из военачальников: «Зейд, отправляясь в путь, получил от Мухаммада следующие наставления: требуй от  врагов, чтобы они приняли ислам и либо переселились в Мекку – в таком случае они будут иметь права и обязанности выселившихся, либо остались в своей стране – и в таком случае они, подобно арабам мусульманам, будут находиться под властью Бога, но не будут получать доли в добыче, за исключением случая, когда они будут участвовать в походе. Если они не хотят принять ислам, то требуй от них уплаты поголовной подати. Если они и на это не согласятся, то вступай в бой. Заключай мирные договоры не от имени Бога и Его посла, но от твоего имени и от имени твоего отца и твоих товарищей; таким образом грех будет не столь велик, если вы не будете в состоянии соблюсти их.

Мухаммад провожал уходивших воинов до Прощальной Высоты, где остановился и приказал им, напоследок, рубить мечами высокомерные плешивые головы, отшельников же оставлять в покое, не убивать ни женщин, ни детей, ни стариков, не срубать деревьев и не разрушать домов»[10].

Мухаммад внезапно умер в 632 году. Выполнение его указаний об экспансии ислама начали осуществлять его преемники – халифы («заместители»). Столкновения с Византией начались еще при жизни Мухаммада, но они ограничивались мелкими и не слишком успешными набегами на Палестину. При первом халифе Абу Бакре (632–634)  была захвачена персидская колония Бахрейн на Аравийском полуострове. Арабские войска завоевали Перею (к востоку от Иордана) и вторглись в южную часть Палестины (Газа).

После смерти Абу Бакра новым халифом стал Омар (634–644). Он двинул свои войска на завоевание Сирии, стремительно продвигаясь к Дамаску. Император Ираклий, истратив государственные и даже церковные средства на войну с Персией, с большим трудом смог собрать армию, которая остановила наступление арабов. На большее у империи просто не хватило сил. Арабы, оттесненные от Дамаска, вторглись в Галилею и захватили значительную ее часть. В 635 году они вновь вышли к Дамаску и взяли его.

Тогда Ираклий направил против мусульман  две армии: одну из армян и арабов-монофизитов (гассанидов), а вторую из греков. 20 августа 636 года на реке Ярмук произошла  решающая битва. Вот как описывает ее Ал-Балазури:  «Ираклий собрал многочисленное войско, состоящее из румов, сирийцев, жителей ал-Джейры и Армении, числом в двести тысяч и поставил во главе его одного из своих приближенных… Мусульмане собрались и медленно придвинулись к румам, и они вступили при Ярмуке в самый жестокий и страшный бой. Ярмук – река, и было в этот день мусульман двадцать четыре тысячи. Румы и их приверженцы приковали в тот день себя друг к другу цепями, чтобы им нечего был о думать о бегстве. И бог истребил их в числе семидесяти тысяч, и бежали их разбитые остатки и укрылись в Палестине, Антиохии, Халебе, ал-Джезире и Армении»[11].

Согласно византийским источникам войска императора насчитывали 40 тысяч человек. В этот день дул самум – жаркий ветер из пустыни. Византийцы стояли с подветренной стороны, и глаза им запорошило летящим песком и пылью. В самый решающий момент битвы 12 тысяч гассанидов перешли на сторону мусульман, предрешив исход сражения. Вскоре арабы-христиане вступили в конфликт с халифом, получили прощение от империи и вернулись в Сирию, однако после окончательного завоевания страны мусульманами они были переселены императором в Каппадокию.

У Ираклия, находившегося в Антиохии, после получения печального известия, произошел нервный срыв. Он воспринял поражение как наказание Божие за брак со своей племянницей Мартиной. Больше ни средств, ни людей у него не было. После молебна в кафедральном соборе Антиохии он отплыл в Константинополь, обливаясь слезами. Его последние слова были: «Прощай, Сирия». Вскоре у императора развилась водобоязнь. Он наотрез отказывался пользоваться водным транспортом. Пришлось добираться в столицу сушей. Проблема возникла, когда он прибыл в Халкедон и надолго застрял на азиатской стороне пролива. В результате был сооружен гигантский понтонный мост, на который насыпали землю и посадили траву и деревья. Только тогда Ираклий согласился пересечь водное пространство.

Тем временем арабы стремительно завершали завоевание Сирии и Палестины. Монофизиты и иудеи встречали их как освободителей от власти православной империи. Лишь несколько крепостей, включая Кесарию и Иерусалим, оказали сопротивление. Обороной Иерусалима руководил святой патриарх Софроний (550–644). Уроженец Дамаска, он с юных лет отличался благочестием и любовью к наукам, однако высшую премудрость искал в общении со святыми христианскими подвижниками. Поселившись в обители святого Феодосия близ Иерусалима, Софроний стал духовным сыном иеромонаха Иоанна Мосха. Праведники вместе путешествовали по монастырям и записывали жития и поучения святых подвижников. Из этих записей была составлена знаменитая книга «Синайский патерик», которая в русском переводе более известна как «Лимонарь» или «Луг духовный». В 634 году святой Софроний стал патриархом Иерусалимским.

Осада Иерусалима арабами длилась около двух лет (636–638). Когда стало ясно, что надежды на избавление больше нет, святой патриарх отослал Честной Крест в Константинополь. Изнуренные голодом защитники начали переговоры с противником. Святой Софроний объявил, что сдаст город лишь самому Омару. Встреча халифа и патриарха состоялась на Масличной горе. Арабский предводитель явился к месту переговоров на белом верблюде в засаленной одежде из верблюжьей шерсти и с мешком фиников, притороченным к седлу. Вид халифа вызвал скорбное восклицание патриарха: «Воистину это мерзость запустения, предреченная пророком Даниилом, водворившаяся на месте святе»[12]. Софроний предложил халифу переодеться и распорядился, чтобы принесли сидоний – обычную одежду высокопоставленного лица. Однако Омар оставался в сидонии ровно столько времени, сколько понадобилось для стирки его одежды.

Во время встречи были оговорены условия сдачи Иерусалима, который после отвоевания у персов оставался в руках христиан всего 7 лет. Войдя в город, халиф отказался молиться в христианском храме у Гроба Господня и постелил свой молитвенный коврик на Храмовой горе, где ныне стоит мечеть Омара. Он выпустил специальный документ, определяющий права христиан и иудеев. Текст его гласил:

«Во имя Бога премилосердного. Омар – обитателям Элии. Они будут находиться под охраной и сохранять свою жизнь и имение.

Их храмы не будут разрушены и будут предоставлены им в пользование. Но вход в храмы для мусульман невозбранен и днем и ночью. И двери открыты для проходящих.

Воздвигать крест над храмом не позволено, а также и звонить в колокола. Пусть довольствуются деревянным билом. Пусть не строят новых храмов ни в городе, ни в окрестностях.

Мусульманскому страннику пусть дают приют в своем городе: даром ночлег и прокормление в течение трех суток.

Дети христиан не обязаны изучать Коран, но пусть не проповедуют открыто своей веры мусульманам, пусть никого не привлекают к ней, но пусть не мешают своим родственникам принимать ислам.

Пусть не выносят на улицу ни своих крестов, ни своих священных книг.

Пусть уважают мусульман и уступают им место, когда те пожелают сесть.

Пусть не одеваются как мусульмане и не покрывают своей головы как правоверные.

Пусть не говорят тем же языком, не называются теми же именами, не имеют на своих печатях арабских надписей. Пусть не ездят верхом на седлах, не носят никакого оружия, не берут мусульманина в услужение.

Пусть платят исправно подать, признают калифа своим самодержцем и ни прямо, ни косвенно не вредят его служению»[13].

Эти правила отныне стали определять условия жизни христианских общин под властью мусульман. Следует отметить, что благодаря святому Софронию Палестина осталась единственной областью в исламском мире, где все древние святыни навсегда остались в христианских руках, а православный патриарх признавался мусульманами хранителем Святых мест. Впоследствии его права будут урезаны другими христианами, особенно крестоносцами-католиками, но не мусульманами.

Святой Софроний скончался в 644 году. Он написал житие преподобной Марии Египетской, около 950 тропарей, стихиры от Пасхи до Вознесения, составил значительную часть древней Триоди, чин царских часов на Рождество Христово, окончательно образовал чин великого водоосвящения, совершаемого в навечерие Богоявления.

Память святого Софрония 11\24 марта. Вторично воспоминается в Сырную субботу.

 

В том же 638 году пала и Антиохия. Спустя год арабы захватили Кесарию Палестинскую. В декабре 639 года мусульманский военачальник Амр с 4-тысячной армией вторгся в Египет. Копты-монофизиты массово переходили на сторону мусульман. Спустя год в руках империи оставалась лишь часть Нижнего Египта с Александрией. Патриарх Кир решил сдать город на благоприятных условиях. Однако об этом стало известно императору, который отозвал патриарха в Константинополь и предал суду по обвинению в измене.

В феврале 641 года Ираклий скончался. Императрица Мартина послала Кира назад договариваться с Амром. В ноябре 641 года арабский полководец вошел в город и гордо написал халифу Омару: «Я взял город, о котором могу сказать лишь, что в нем имеется 4000 дворцов, 4000 бань, 400 театров, 12000 зеленщиков и 40000 платящих подати евреев». Правление над христианами Амр поручил монофизитскому патриарху Вениамину. Верность Православию и патриарху Киру сохранила лишь небольшая группа местных христиан.  

Самая известная египетская православная община осталась в основанном при Юстиниане великом монастыре Преображения Господня на Синае (ныне монастырь святой Екатерины). Изоляция от мира в Синайской пустыне вдалеке от всех потрясений позволила этой монашеской общине, состоявшей из греков, коптов, сирийцев, грузин, армян, сохранить многие сокровища литературы и искусства, восходящие к началу христианства. В настоящее время монастырь обладает огромной библиотекой рукописей, уступающей только библиотеке Ватикана. Из 3000 рукописей две трети написаны на греческом, остальные на арабском, сирийском, грузинском, армянском, коптском, эфиопском и славянских языках.

Официальный сайт монастыря святой Екатерины.

Евангелос Папаиоанну. Монастырь Святой Екатерины в Египте.

 

Преподобный Иоанн Лествичник (570–649).

Духовный авторитет синайского монастыря Преображения Господня особенно возрос при правлении игумена Иоанна Лествичника, выпавшем на время арабского завоевания.  

Родителями преподобного Иоанна были святые Ксенофонт и Мария Константинопольские. Славившиеся праведной жизнью, они  на склоне лет приняли постриг и удалились в пустыню, приняв подвиг безмолвия («исихэ»). Память их отмечается Церковью 26 января\8 февраля. Брат Иоанна, святой Георгий Арсельский, подвизался в пустыне Арсела. Память 10\23 марта.

В 16 лет Иоанн ушел в Синайский монастырь, руководимый аввой Мартирием. Через четыре года пребывания в нем принял постриг и оставался в монастыре еще 15 лет. После смерти аввы Мартирия Иоанн ушел в пустыню, где 40 лет провел в подвигах безмолвия, поста и молитвенных бдений. Об образе жизни преподобного Иоанна известно, что питался он тем, что не запрещалось уставом постнической жизни, но умеренно. Не проводил ночей без сна, хотя спал не более того, сколько необходимо для поддержания сил, чтобы непрестанным бодрствованием не погубить ума. «Я не постился чрезмерно, – говорил он сам о себе, – и не предавался усиленному ночному бдению, не лежал на земле, но смирялся, и Господь скоро спас меня».

Примечателен следующий пример смирения преподобного Иоанна Лествичника. Одаренный высоким проницательным умом, умудренный глубоким духовным опытом, он с любовью поучал всех приходивших к нему. Но однажды посетители начали упрекать Иоанна в многословии, которое объясняли тщеславием старца. Иоанн строго следовал правилу никогда никому не противоречить. Поэтому он наложил на себя обет молчания, чтобы не подавать повода к осуждению, и безмолвствовал в течение года. Те, кто упрекал старца, осознали свое заблуждение и сами обратились к подвижнику с просьбой не лишать их духовной пользы собеседования.

У преподобного Иоанна был ученик, инок Моисей. Однажды наставник приказал своему ученику наносить в сад земли для грядок. Исполняя послушание, инок Моисей из-за сильного летнего зноя прилег отдохнуть под тенью большого утеса. Преподобный Иоанн Лествичник находился в это время в своей келье и отдыхал после молитвенного труда. Внезапно ему явился муж почтенного вида и, разбудив святого подвижника, с упреком сказал: «Почему ты, Иоанн, спокойно отдыхаешь здесь, а Моисей находится в опасности?» Преподобный Иоанн тотчас пробудился и стал молиться за своего ученика. Когда Моисей возвратился вечером, преподобный спросил, не случилось ли с ним чего-нибудь плохого. Инок ответил: «Нет, но я подвергся большой опасности. Меня едва не раздавил большой обломок камня, оторвавшийся от утеса, под которым я в полдень уснул. К счастью, мне представилось во сне, что ты зовешь меня, я вскочил и бросился бежать, а в это время с шумом упал огромный камень на то самое место, с которого я убежал».

В возрасте 75 лет святой Иоанн стал игуменом Синайской обители. Игумен соседнего Раифского монастыря (находился в окрестностях современного египетского города Эль-Тур) от лица всех иноков своей обители попросил написать для них руководство в духовной жизни, подобное шествию по лестнице, неуклонно возводящей желающих до Небесных врат (образ заимствован из Библии, где описано видение Иаковом лестницы, по которой восходят ангелы). 

Преподобный Иоанн из послушания приступил к исполнению просьбы раифских иноков. Так появилась «Лествица», состоящая из 30 ступеней, давшая имя своему автору (по-гречески «Климакус»). Иоанн написал в предисловии: «Соорудил я лествицу для восхождения... от земного во Святая... во образ тридцати лет Господня совершеннолетия, знаменательно соорудил лествицу из 30 степеней, по которой, достигнув Господня возраста, окажемся праведными и безопасными от падения»[14].

Лестница, требующая от человека самоотвержения и усиленных подвигов, предполагает во-первых, искоренение пороков и страстей, во-вторых, восстановление в человеке образа Божия. Среди 30 ступеней особо важными являются: послушание, покаяние, память смертная, кротость целомудрие, нестяжание, бдение, смиреномудрие, рассуждение, безмолвие, молитва, бесстрастие. Последнее, тридцатое, слово «Лествицы» посвящено христианской любви – царице добродетелей.

Иоанн подчеркивал, что следует подниматься по лествице, не задирая носа, истребляя в себе тщеславие.  Он пишет: «Всем без различия сияет солнце, а тщеславие радуется о всех добродетелях. Например: тщеславлюсь, когда пощусь, но когда разрешаю пост, чтобы скрыть от людей свое воздержание, опять тщеславлюсь, считая себя мудрым. Побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды, но и в худые одеваясь, тоже тщеславлюсь. Стану говорить, побеждаюсь тщеславием, замолчу, и опять им же победился. Как ни брось сей троерожник, все один рог станет вверх. Тщеславный человек есть идолопоклонник, хотя и называется верующим. Он думает, что почитает Бога, но в самом деле угождает не Богу, а людям. Людям великим свойственно переносить обиды мужественно и с радостию, святым же и преподобным – выслушивать похвалу без вреда.

Когда услышишь, что ближний твой или друг укорил тебя в отсутствии или в присутствии твоем, тогда покажи любовь и похвали его... Не тот показывает смиренномудрие, кто охуждает сам себя (ибо кто не стерпит поношения от себя самого?), но тот, кто, будучи укорен другим, не уменьшает к нему любви... Кто возносится естественными дарованиями, то есть остроумием, понятливостью, искусством в чтении и произношении, быстротою разума и другими способностями, без труда нами полученными, тот никогда не получит вышеестественных благ, ибо неверный в малом и во много неверен и тщеславен... Часто Господь исцеляет тщеславных от тщеславия приключающимся бесчестием... Если молитва не истребит тщеславного помысла, приведем на мысль исход души из этой жизни. Если и это не поможет, устрашим его позором Страшного суда»[15].

После четырех лет управления монастырем святой Иоанн удалился в уединение, призвав для управления обителью своего брата, Георгия Арсельского. Вскоре в возрасте 80 лет преподобный мирно отошел ко Господу. Брат, находясь у его смертного одра, говорил со слезами: «Итак, ты оставляешь меня и отходишь, я молился, чтобы ты проводил меня, ибо я не возмогу без тебя, господине мой, руководить сию дружину, но теперь мне должно проводить тебя»[16]. Авва Иоанн отвечал ему: «Не скорби и не заботься, если буду иметь дерзновение ко Господу, то не оставлю тебя провести здесь и один год после меня»[17]. Пророчество сбылось. В десятый месяц после этого святой Георгий мирно отошел к Господу.

Память преподобного Иоанна Лествичника православная церковь отмечает 5\18  марта, 30 марта\12 апреля и в четвертое воскресение Великого поста. Его бессмертный труд и поныне служит для христиан, как иноков, так и живущих в миру, надежным путеводителем на пути к Богу. Известно, что Ф.М. Достоевский среди настольных книг имел творения преподобного Иоанна Лествичника, а «Лествицу», которой зачитывался, считал наиболее совершенной энциклопедией души человека.

«Лествица, или скрижали духовные преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы»

 Лествица Иоанна. Икона XI века. Синай.

 

2. Монофелитство

 

1) Возникновение «моноэнергизма» и «монофелитства».

Еще во время войны с персами император Ираклий и патриарх Сергий предпринимали попытки примирить православных и монофизитов. Вначале патриарх предложил формулу так называемого «моноэнергизма». Он учил, что поскольку две природы Христа соединяются в одной ипостаси, то это означает единство одного активного субъекта. Следовательно, можно говорить лишь об одной богочеловеческой энергии, или действии. Эта формула не вызвала возражений не только у многих православных богословов, но  также у монофизитов и несториан.  

Патриарх Сергий и император, вдохновленные успехами в проповеди «моноэнергизма», решили идти дальше. Патриарх стал утверждать, что Христос имел две разных сущности – божественную и человеческую, но единую волю – божественную. Сторонники подобных взглядов получили название монофелиты (от греческих слов μόνοσ – «один» и θέλημα – «воля»). Патриарха Сергия поддержали патриарх Александрийский Кир, добившийся утверждения монофелитства на поместном соборе, а также римский папа Гонорий. В 638 году император Ираклий подписал  принятый поместным собором «Эктесис» («Изложение»). В нем утверждалось, «что есть только одна воля Господа нашего Иисуса Христа, Истинного Бога, ибо ни на одно мгновение Его плоть, одушевленная душою разумною, не отделяется от Бога-Слова, Ипостасно соединенного с ней, и что она не действовала по собственному почину и в противность воле Слова, но только тогда и так, как хотел Бог-Слово»[18].

Еще в 633 году против учения патриарха Сергия выступил святой Софроний, ставший вскоре патриархом Иерусалимским. Доказывая наличие двух воль во Христе, он утверждал, что в Богочеловеке каждая природа действует в соответствии своему естеству и только из этих действий мы познаем различие природ. Наличие одной энергии или воли лишает это различие всякого смысла, превращая его в чистую абстракцию. Обожение, по мнению св. Софрония, возможно лишь потому, что Логос добровольно воспринял человеческую природу после грехопадения (кроме греха), так что младенчество Христа, Его рост от младенчества до взрослого состояния, человеческое развитие, голод, жажда, усталость, а также страдание, смерть и физическая тленность были полностью подобны нашим до Его воскресения, когда Его плоть преобразилась.

Патриарх Сергий и папа Гонорий скончались в 638 году. Новый Константинопольский патриарх Пирр (638641; 654655) был убежденным монофелитом. В ходе политической борьбы за трон после смерти Ираклия в 641 году он занял не ту сторону, был низвергнут (патриархом стал другой монофелит – Павел) и сослан в Карфаген, где встретился с преподобным Максимом (будущим Исповедником), бывшим секретарем Ираклия, а затем монахом одного из малоазийских монастырей. В 645 году между ними состоялся богословский диспут, после которого Пирр публично признал себя побежденным и отрекся от монофелитства. В 646 году Пирр и Максим отбыли в Рим.  

Папа Феодор (642649), грек палестинского происхождения, сразу понял еретическую природу монофелизма. Он прервал евхаристическое общение с Павлом Константинопольским, который в ответ немедленно изъял его имя из диптихов. Находящийся в Риме Пирр, оценив давление имперских монофелитских властей и реальную расстановку сил, вскоре понял, что карьеры тут не сделаешь и патриаршества не вернешь. Он бежал в Равенну, где сидел имперский экзарх, и там вновь провозгласил свою верность ереси. Папа Феодор анафематствовал его, подписав акт об отлучении Пирра от Церкви пером, обмакнутым в евхаристическую чашу.

Тем временем в Константинополе начали понимать бесполезность монофелитства: никаких положительных последствий от него не было. Большая часть монофизитов, так или иначе, уже была под арабами, так что единства с ними уже все равно было не достичь, в то время как Италия и Африка, ставшие в оппозицию к монофелитству, все более отстранялись от имперского центра. В 648 году внук и преемник Ираклия Констант II (641–661) попытался решить проблему по-своему. Он издал декрет, известный под названием «Типос», в котором запрещал «любые споры и разговоры об одной воле или одной энергии, равно как и о двух волях или двух энергиях»[19]. Но вопрос уже не мог быть снят простым имперским запретом и требовал подлинного разрешения. Тем более что на практике «Типос» означал запрет православным защищаться против официального монофелитства.

 

2) Папа Мартин Исповедник. 

Папа Феодор умер, не успев получить императорский указ. Его преемника Мартина
(649655) избрали и хиротонисали, не дожидаясь имперского одобрения, что было нарушением установленного порядка. Святой Мартин, уроженец Италии, ранее был представителем папы Феодора в Константинополе и хорошо знал богословскую проблематику, волновавшую жителей столицы. Сразу после своей хиротонии он созвал собор в Латеране, на котором присутствовали сто пять епископов, в основном из Италии и Африки. Но был там и один палестинский епископ, а также множество игуменов и монахов-беженцев с Востока, которые записали на греческом языке «Деяния» собора.  

Решения собора были облечены в форму двадцати анафематизмов, вновь утверждающих вероопределение Халкедонского собора, а так же учение о двух энергиях и двух волях во Христе как необходимом выражении Его двух природ. Монофелитское учение и связанные с ним еретические документы – «безбожнейший «Эктесис» и «гнусный «Типос» – были единодушно осуждены. Анафеме предавался ряд еретиков, в том числе Кир Александрийский и три патриарха Константинопольских: Сергий, Павел и Пирр, вернувшийся на столичную кафедру в 654 году. Решения собора были приняты на всем Западе.

При Константинопольском дворе решили подавить западную оппозицию силой. Папу Мартина обвинили в политических и религиозных преступлениях. Ему поставили в вину то, что он был избран без имперской санкции и то, что он посылал деньги арабам (Мартин оказывал поддержку направлявшимся в Иерусалим паломникам). Равеннский экзарх прибыл с воинами в Латеранский дворец, объявил папу низложенным, и, арестовав его, привез под конвоем в Константинополь. Святой Мартин был стар и немощен, жестокое обращение во время путешествия чрезвычайно измучило его. Тем не менее, представ перед церковным судом, он обнаружил необычайное мужество и стойкость в вере. Его лишили сана, пытали и приговорили к смертной казни, замененной затем изгнанием. Истерзанный святитель был отвезен в Херсонес Таврический, где вскоре скончался и был погребен вне стен города во Влахернской церкви во имя Пресвятой Богородицы.

Память святителя Мартина Исповедника Православная церковь отмечает 14\27 апреля.  Письма святителя Мартина из Крыма:

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Italy/VII/640-660/Martin_I/pred.htm, http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Italy/VII/640-660/Martin_I/brief_16.htm, http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Italy/VII/640-660/Martin_I/brief_17.htm.

После расправы над святителем Мартином столпом Православия в борьбе с монофелит-ством стал простой монах и великий богослов преподобный Максим Исповедник.

 

3) Преподобный Максим Исповедник: «Мое только то, что я отдал».

Преподобный Максим (580–662) родился в Константинополе, в аристократической семье и получил прекрасное образование. Светскую карьеру начал при дворе императора Ираклия. Ему предстояло блестящее будущее на государственной службе, но он предпочел иноческую жизнь. Поселившись в монастыре города Хризополь в Малой Азии, преподобный Максим принял постриг и выбрал путь простого монаха, никогда не притязая ни на какие церковные чины. Он много путешествовал и принимал участие в богословских спорах. Святого Максима связывала личная дружба со святителем Софронием Иерусалимским. В 649 году он стал референтом папы Мартина I и участвовал в антимонофелитском Латеранском соборе.

Когда папу Мартина арестовали, вместе с ним схватили и Максима с двумя его учениками. Поскольку он был простым монахом, его пытали отдельно, но обвинения выдвинули те же, что и против папы, – богословские и политические. До нас дошли протоколы его дела – «Acta Maximi». История суда над Максимом Исповедником показывает, какую огромную духовную роль играла в то время его личность. Когда подсудимому было поставлено в вину то, что он, обыкновенный монах, восстает против мнения всех патриархов, он отвечал, что, если даже ангел с небес проповедовал бы ересь, он, Максим, все равно отстаивал бы истину.

Отвечая на предложение согласиться с «Типосом» хотя бы ради единства Константинополя и Рима, он заявил: «Я думаю не о единении или разъединении римлян и греков, но о том, чтобы мне не отступить от правой веры»[20]. Бросая вызов императору, исповедник сказал, что «не дело царей, но дело священников исследовать и определять спасительные догматы кафолической Церкви... Во время анафоры императоры поминаются с мирянами...»[21]. Когда ему объявили, что легаты нового папы Евгения находятся в городе и завтра вступят в общение с патриархом Петром, преподобный Максим повторил: «Святой Дух осуждает даже ангелов, поступающих против того, что проповедовалось...»[22].

Летом 655 года преподобного Максима сослали в город Визию во Фракии, откуда он продолжал писать против монофелитства. В них исповедник утверждал, что как моноэнергизм, так и монофелизм являются предательством халкедонского исповедания полноты человечества Христа. Там, где нет естественной, подлинной человеческой воли, там не может быть подлинной человечности. Воля и действие являются естественными свойствами духовной природы, и, следовательно, из двойственности природ неизбежно следует двойственность действий.

В 662 году Максима привезли обратно в Константинополь, произнесли ему, папе Мартину и патриарху Софронию анафему, снова пытали, отсекли язык и правую руку. Затем исповедника сослали в Лазистан (ныне территория между Турцией и Грузией), где он вскоре скончался (13 августа 662 года). Память 21 января\3 февраля, 13\26 августа.

 

3.  Шестой Вселенский собор и его правила

 

Шестой Вселенский собор

День памяти 23 января\5 февраля

 

1) Созыв собора.

Правление гонителя Православия императора Константа II было исключительно несчастливым для государства. Арабы при халифах Османе (644–656) и Али (656–661) завоевали Кавказ, Персию и Крит. В 662 году столица халифата была перенесена в Дамаск, где воссела династия Омейядов (551–770), представители которой продолжали наносить все новые и новые удары по империи.

Карта «Арабский халифат в VIIVIII веках».

 

Арабская угроза вынудила Константа II уехать на Запад. Он даже планировал перенести столицу империи на Сицилию, в город Сиракузы. Здесь, во время купания в ванне, он был убит. Заговорщики провозгласили императором некого Мизизия, призвавшего на помощь арабское войско. Сын убитого императора 16-летний Константин IV отправился с экспедицией на Сицилию и подавил мятеж. Мизизий был казнен, а многие участвовавшие в перевороте вельможи жестоко наказаны. По легенде во время похода юный император оброс бородой, за что и получил по возвращении в столицу прозвище Погонат (Бородатый).

Во время правления Константина IV Погоната (668–685) войны с халифатом приняли особо ожесточенный характер. Начиная с 663 года в течение 15 лет арабы совершали ежегодные набеги на Малую Азию, разоряя и уводя в рабство население. Они заняли острова Кипр, Родос, Кос и Хиос. В 670 году войска халифа захватили полуостров Кизик вблизи Константинополя, который стал базой для нападения на столицу империи. В 672 году пала Смирна, а другая часть арабского флота заняла берега Ликии и Киликии. Осада Константинополя началась в 674 году. Город блокировала бесчисленная арабская флотилия. Но попытки взять штурмом самую мощную в то время крепость мира окончились провалом.

Во время обороны столицы византийцы впервые применили знаменитый «греческий огонь», формула которого до сих пор остается тайной. К 678 году арабский флот был разбит, и остатки его ушли из византийских вод. На обратном пути они были рассеяны и практически уничтожены штормом. В то же самое время арабская армия потерпела поражение от императорских войск в Малой Азии. Арабы вынуждены были заключить 30-летний мир с Византией. По условиям договора вся Малая Азия оставалась за империей. Более того, арабы согласились ежегодно выплачивать императору 3 тысячи золотых, возвращать по 50 пленников и давать по 50 коней.

Победа над арабами произвела глубокое впечатление на всех соседей Византии. Аварский каган и славянские князья направили своих представителей к императору, признавая его владычество над ними и прося его покровительства. Но мирное время для империи еще не наступило. На Балканы вторглось новое тюркское племя – болгары. Ранее оно занимало степи между Черным и Каспийским морями, где создали свое государство Великую Булгарию (632–665) со столицей в городе Фанагория на Таманском полуострове. В жестокой войне болгары потерпели поражение от другого тюркского народа – хазар, чье государство – Хазарский каганат – раскинулось от Волги до Дуная. Часть болгар покорилась завоевателям. Под названием черные клобуки они остались кочевать в Крыму и Причерноморье. Часть ушла на север, где в бассейне реки Камы основала государство Волжскую Булгарию. Остальные болгары во главе с ханом Аспарухом переправились через Дунай и захватили земли империи, населенные преимущественно славянами.

Потерпев ряд поражений, император вынужден был согласиться на уплату ежегодной дани болгарам. Хан Аспарух стал основателем Первого Болгарского царства (681–1018). Смешавшись со славянами, болгары постепенно приняли их язык и обычаи.

Добившись мира с арабами и устроив дела на северных границах государства, император  Константин IV Погонат обратился к делам религии. Он направил письмо в Рим «Вселенскому папе» с просьбой прислать представителей римского духовенства и двенадцать епископов для участия в богословской конференции, которая должна принять решение о мерах, необходимых для восстановления единства Церкви. Папа Агафон (679–681) согласился, созвав предварительно собор западных епископов. Все 125 его участников подписали исповедание веры, осуждающее монофелитство. Была сформирована делегация из десяти человек для участия в конференции, которая привезла в Константинополь письмо папы Агафона, в котором утверждалось:

«Исповедуем, что каждая из природ Христа имеет природные свойства: человеческая – все человеческие, кроме греха. Но, исповедуя две природные потребности в Едином Господе Иисусе, мы не учим, что они противятся и враждебны друг другу (как заблуждающиеся от пути истины обвиняют апостольское предание). Мы не учим, что они разделены как бы на два лица или ипостаси, а говорим, что Один и Тот же Господь Иисус Христос имеет в Себе как две природы, так и два природных желания и действия, т.е. божеское и человеческое; что божественное желание и действие Он имеет от вечности общее с Единосущным Ему Отцом, а человеческое принято от нас вместе с нашей природой во времени. Как природ, соединяющихся в Одном Христе, две, так поистине два и их действия, которые с их природами присущи Одному и Тому же Господу Иисусу Христу»[23].

Тем временем императору Константину IV удалось сменить главу Константинопольской церкви. Вместо убежденного монофелита Феодора патриархом стал Георгий, хотя и питавший симпатии к монофелитству, но примирительно настроенный к Риму. B начале сентября 680 года западная делегация  прибыла в Константинополь. Император встретил ее с великой честью, отвел место для проживание в одном из своих дворцов и обеспечил содержание за счет казны. Тем временем постепенно прибывали участники дискуссии из восточных церквей.

7 ноября 680 года в Константинополе, в Трулльском («купольном») зале Большого императорского дворца открылось первое заседание. В нем приняли участие всего 43 епископа, провозгласивших свое собрание Вселенским собором. Такому решению способствовало присутствие делегации не только западной церкви, но и всех восточных патриархатов, три из которых находились в это в ремя на захваченных арабами территориях. На Соборе присутствовал Макарий, православный патриарх Антиохийский, проживавший в Константинополе, а также викарии Александрийского и Иерусалимского патриархатов, кафедры которых в это время были вакантны. Постепенно число участников увеличивалось и к концу работы Собора (16 сентября 681 года) их было уже 174.

 

Святитель Андрей Критский.

Среди участников собора от Иерусалимского патриархата был секретарь патриарха Феофана архидиакон Андрей. Он родился в городе Дамаске в семье благочестивых христиан. До семилетнего возраста мальчик был нем. Затем однажды по причащении Святых Христовых Таин он обрел дар речи и начал говорить. С того времени Андрей стал усиленно изучать Священное Писание и богословские науки. В четырнадцатилетнем возрасте он удалился в Иерусалим и там принял постриг в обители преподобного Саввы Освященного. Получив известность благодаря своим добродетелям и разуму, инок Андрей был причислен к иерусалимскому клиру и назначен нотарием – секретарем патриархии.

Вскоре после окончания работы VI Вселенского собора, на котором святой Андрей проявил глубокое знание церковных догматов в спорах с монофизитами, он был переведен в Константинополь и определен архидиаконом в храм Святой Софии. Спустя некоторое время святого Андрея рукоположили в архиепископа города Гортины на острове Крит. На новом поприще он просиял как великий богослов и гимнотворец. Святитель Андрей Критский стал основателем новой литургической формы – канона. Особую известность получил составленный им Великий покаянный канон, заключающий в своих девяти песнях 250 тропарей и читаемый Великим постом. В первую седмицу Поста на повечерии он читается по частям (так называемые «мефимоны»), а полностью – в четверг на утрени пятой седмицы.

Святитель Андрей Критский прославил многими гимнами Пречистую Деву Марию. Ему также принадлежат канон на Рождество Христово, трипеснцы, читаемые на повечерии недели Ваий и в первые четыре дня Страстной седмицы, стихиры на Сретение Господне и многие другие песнопения. Сохранились также назидательные Слова святителя Андрея Критского на некоторые церковные праздники. О времени кончины святителя среди церковных историков нет единого мнения. Одни называют 712 год, другие – 726. Он скончался на острове Милитина, возвращаясь на Крит из Константинополя, где был по церковным делам. Мощи святителя были перенесены в Константинополь и положены в монастыре во имя святого Андрея Критского.

Память преподобного Андрея Критского 4\17 июля.

«Великий покаянный канон» преподобного Андрея, архиепископа Критского.

 

2) Деяния Собора.

Председателем Собора стал сам император, непосредственно руководивший первыми одиннадцатью и последним, восемнадцатым, заседаниями. На остальных сессиях руководили уполномоченные им сановники. Благодаря императору отцам Собора предоставлялась возможность так свободно и пространно высказываться, как, быть может, ни на каком другом Соборе. Богословские споры велись спокойно, обстоятельно, проверялись по документам все цитаты и ссылки. Собор был не только на словах, но на самом деле «соборной» работой богословской мысли.

В отличие от ранних Соборов, на которых обсуждались богословские вопросы сами по себе, собрание 680–681 годов концентрировалось на вопросе Предания. По существу, на нем обсуждался единственный вопрос: можно ли использовать ранние соборные решения и писания отцов для оправдания учения об одной энергии и одной воле во Христе. Была проделана большая работа: поднимались святоотеческие тексты, подлинность ряда писаний ставилась под сомнение, тексты сверялись друг с другом, проводились активные архивные поиски.

В ходе дискуссии патриарх Георгий Константинопольский объявил, что его убедили доводы противников ереси, и официально принял учение о двух волях. Лишь Макарий Антиохийский с небольшой группой сторонников остался верным монофелизму. После тщательного изучения его исповедания веры Собор низложил патриарха. На Пасху 681 года было восстановлено евхаристическое общение между Римом и Константинополем. Папский легат, епископ Портский, совершил Евхаристию на латыни, а император официально отменил налог, который папы должны были платить имперским властям после своего избрания.

На 13-м заседании Собора 28 марта 681 года было принято постановление о еретических сочинениях: «Мы их находим совершенно чуждыми апостольским догматам, определениям святых соборов и всех авторитетных отцов и идущими вслед за ложными учениями еретиков; мы их отвергаем совершенно и проклинаем, как душевредные… Должны быть изглажены из церкви имена: Сергия, который первый написал об этом нечестивом учении, Кира Александрийского, Пирра, Павла и Петра Константинопольских и Феодора Фаранского, всех осужденных в письме ІІапы Агафона к императору. Мы их всех анафематствуем. С ними вместе должен быть извержен из Божией кафолической церкви и анафематствован и покойный папа Древнего Рима Гонорий, так как мы нашли по его писаниям, адресованным к Сергию, что он во всем следовал его мысли и подтвердил нечестивые догматы»[24].

K числу еретиков, которых следовало бы назвать по именам, относились, конечно, и императоры, в данном случае Ираклий и Констант. Но императоров принято было не касаться, хотя именно они давили на Церковь и вводили ересь, издавая «Эктезис» и «Типос», но отвечать приходилось только пастырям. Когда же императоры, узаконивая оросы Собора, карали за непослушание не только пастырей, но и мирян, этим они подчеркивали несправедливость изъятия их самих от суда Церкви и малодушие самой церковной иерархии.

Была еще одна несправедливость императорской власти, бросившая тень и на
VI Вселенский собор. В его решениях ничего не сказано о двух столпах православия, мучениках, силой и примером которых, конечно, вдохновлялись отцы Cобора. Ни папа Мартин, ни Максим Исповедник не упомянуты в обширных материалах Cобора ни одним словом. Это также было сделано в угоду политике, ибо официально считалось, что святые Мартин и Максим пострадали не за веру, a как политические преступники.

16 сентября 681 года на заключительном 18-м заседании было принято вероучительное определение (орос) Собора. В нем повторялись вероопределения вселенских соборов: Никейского, Константинопольского, главной части Халкедонского с дополнениями из ороса V Вселенского собора и, наконец, новое вероопределение. Оно гласило: «Проповедуем также, по учению святых отцов, что в Нем и две природные воли, и два природных желания, и два природных действия нераздельны, неизменны, неразлучны, неслиянны. И две природные воли не противоположны одна другой, как говорили нечестивые еретики, да не будет! Но Его человеческое желание не противоречит и не противоборствует, a следует или, лучше сказать, подчиняется Его божественному и всемо­гущему желанию»[25].

Первыми подписали соборное определение легаты папы пресвитеры Феодор, Георгий и диакон Иоанн. Сам же Константин IV под­писался после всех епископов и иначе, чем они. Последние начертывали: «Определив, подписал», а император: «Мы прочли и согласились с этим». Перед тем как поставить подпись, Константин IV задал вопрос присутствующим: «Все ли так веруют?» В ответ раздались еди­нодушные крики в подтверждение общего согласия. После того как император поставил подпись на пяти экземплярах вероопределения, направляемых пяти патриархам, вновь раздались возгласы: «Многие лета императору! Ты разъяснил сущности двух природ Христа Бога. Храни, Владыко, светоч мира! Новому Маркиану, Константину вечная память! Ты разогнал всех еретиков»[26].

Тотчас по окончании Собора император обнародовал свой утвердительный манифест, которым решение Собора по обычаю возводилось в государственный закон. В храме святой Софии был вывешен первый экземпляр этого эдикта. Цитируя орос Собора, император повелел, чтобы «никто не смел сочинять другой веры и распространять доктрину об одной воле и одной энергии. Нельзя искать спасения в другой вере, кроме православной»[27]. Всех же ослушавшихся предписывалось наказывать следующим образом: епископы, или клирики, или монахи извергались из сана, чиновники лишались должности и имущества, рядовые граждане изгонялись из городов. Император также увековечил память о Соборе, приказав изобразить его на картине, которая была написана (или сделана мозаикой) на стене в перед­ней части дворца. 

В Рим Римскому собору и папе были посланы извещения о результатах со­борных деяний от отцов Собора и самого императора. В них наиболее щекотливым пунктом было сообщение об осуждении папы Гонория. Римские легаты еще не успели выехать из Константинополя, как была получена весть ο смерти папы Агафона. Новому главе Римской церкви Льву II император также написал письмо, в котором изложил всю историю дела. Папа ответил императору посланием, утверждавшим постановление VI Вселенского собора и анафематствовавшим еретиков: Ария, Феодора, Кира и Гонория.

 

Пято-Шестой (Трулльский) собор (691692)

 

1) Первое царствование императора Юстиниана II (685695).

Константин IV умер в 685 году после 17-летнего царствования всего 33 лет от роду. На престоле воцарился его сын Юстиниан II, которому только что исполнилось 17 лет. Он был весьма способным правителем с ясным видением проблем, нужд и задач государства. Император обладал невероятной личной храбростью и огромной физической силой. Но вместе с тем он был и очень неуравновешенным человеком, болезненно честолюбивым и чрезвычайно жестоким. Нося имя Юстиниан, молодой император во что бы то ни стало желал превзойти своего великого предшественника, но при этом совершенно не обладал дипломатическими способностями и быстро нажил себе множество врагов.

В церковных вопросах Юстиниан II твердо стоял на позициях VI Вселенского Собора. Он был глубоко религиозным человеком и стал первым византийским императором, выбившим лик Христа на монетах, при этом свое изображение приказал подписывать словами «слуга Христов». Учитывая, что V и VI Cоборы не принимали канонических правил, он решил восполнить этот пробел. Тем более что в церковной среде значительно ослабла дисциплина. Возникла идея унифицировать церковный устав различных частей Империи, утвердив его авторитетом Вселенского собора.

 

2) Решения Трулльского собора.

В 691 году Юстиниан созвал большой Собор с участием восточных патриархов и папских легатов. Среди участников был и Георгий, епископ Херсона. Собор проходил в том же зале со сводами (Трулльском), что и VI Вселенский, официально именовался Трулльским (или Пято-Шестым) и стал как бы каноническим приложением к двум предшествующим Вселенским соборам. Утвержденные на нем 102 канона Православная церковь определяет как правила святого
VI Вселенского собора.

Все 102 правила Собора можно найти здесь.

 

На основании запретов и наказаний, налагаемых канонами, принятыми Собором, можно видеть картину основных нарушений, распространившихся в церковной среде: в некоторых местах епископы продолжали жить со своими женами (правило 12); священники вступали во второй брак или женились до посвящения, но на вдовах, блудницах и актрисах (правило 3); диаконы и иподиаконы вступали в брак после принятия сана (правило 6); в священники, диаконы и иподиаконы ставились лица, не достигшие канонического возраста (правила 14 и 15); священники и монахи позволяли себе ходить на конские бега и в театры (правило 24); в клир по иудейскому образцу принимались лица только из семей клириков (правило 33); митрополиты и епископы практиковали ростовщичество (правила 22, 35).

В отправлении богослужений также происходили различные нарушения: священники не радели о проповеди или проповедовали не строго православно (правило 19); святое Причастие раздавалось за деньги (правило 23); богатым людям позволялось принимать Причастие не прямо в уста, а в золотые и серебряные сосуды, из которых они приобщались уже собственноручно (правило 101); выдумали приобщать даже умерших (правило 83); к Бескровной Жертве примешивали виноград и то и другое преподавали народу (правило 28); в некоторых церквях пели «Трисвятое» с монофизитским дополнением «распныйся за ны» (правило 81); поучать в церкви позволяли мирянам и даже женщинам (правила 64, 70); Великим постом по субботам и воскресеньям позволяли себе сыр и яйца (правило 56); в храмах ставили скот (правило 88).

В чине монашеском отмечены такие беспорядки: пустынники с длинными волосами в черных одеждах бродили по городам и ночевали, где попало (правило 42); монахи бросали свое звание и женились (правило 44); монахи к пострижению наряжались в самые пышные одежды, изображая из себя невест Христовых (правило 45).

У мирян тоже было великое множество пороков и отступлений от христианской жизни: народ пристрастился к театрам (правило 51) и азартным играм (правило 50); допускал браки в самых близких степенях родства (правило 54); охотно предавался языческим гаданиям и волхвованиям (правила 61, 62, 65); празднование Рождества Христова сопровождалось обрядами, как если бы Богородица была обыкновенной роженицей (правило 79); были в употреблении языческие клятвы (правило 94); распространялись соблазнительные картины (правило 100); практиковались «вытравители» человеческого плода (правило 91) и т.д.

Многие из канонов были полемически направлены против Римской церкви. Например, во 2-м каноне утверждается авторитет 85 правил апостольских и других восточных соборов, которые Римская церковь не считала для себя обязательными. У римлян употреблялось собрание 50 апостольских правил Дионисия Малого, но обязательными и они не считались. 36 канон возобновлял знаменитое 28-е правило Халкедонского собора, не принятое Римом. 13-е правило было против целибата духовенства, к тому времени уже довольно широко распространенного на Западе, канон 55 – против римского поста в субботу. И другие каноны: 16-й – о возможности иметь в одном городе более 7 диаконов; 52-й – о невозможности служить Евхаристию по будням Великим постом, кроме Литургии преждеосвященных даров; 57-й – о даче молока и меда в уста новокрещеному – все это против обычаев Римской церкви, иногда открыто и называемой. Интересен также 82-й канон, запрещающий изображать Христа в виде агнца, что тоже было распространено преимущественно в Римской Церкви.

Папские легаты подписали акты Трулльского собора, но по возвращении в Рим их подписи были аннулированы. Папа Сергий заявил, что скорее умрет, чем поставит свою подпись. Тогда Юстиниан II послал в Рим начальника своей гвардии Захарию, чтобы привезти папу в Константинополь. Однако народ поднял в защиту папы Сергия восстание, к которому присоединились и императорские гвардейцы. Захарии пришлось прятаться у папы под кроватью, пока тот уговаривал восставших разойтись. Императорскому посланнику пришлось уезжать из Рима под оскорбительные крики провожавших его насмешками солдат. Юстиниан II не смог отомстить за этот позор, так как в это время сам был свергнут (695 год).

 

3) Второе царствование Юстиниана II (705–711). Примирение с Римом.

Многие чрезвычайно нужные и дальновидные решения Юстиниана II принимались таким образом, что лишь восстанавливали всех против него. Облегчая положение крестьян, он настроил против себя крупных землевладельцев. Политикой переселений в опустошенные районы он вызвал возмущение крестьян. Юстиниан осуществлял необычайно дорогие строительные программы, не считаясь при этом ни с чем. Однажды он приказал разрушить храм Пресвятой Богородицы напротив своего дворца, чтобы соорудить на этом месте фонтан. При этом император приказал патриарху Каллинику прочитать молитву на разрушение храма. И как ни противился Каллиник, заявляя, что «молитву на созидание церкви мы имеем, а на разрушение церкви не получили»[28], он все же был вынужден прочитать какую-то молитву, которую закончил словами: «Слава Богу, терпящему всегда, ныне и присно...»[29].

В 695 году против императора поднялся мятеж, который возглавил военачальник Леонтий. Юстиниана II схватили, отсекли ему нос (отсюда его прозвище Ринотмет Безносый) и сослали в Крым, в Херсонес (Херсон) Таврический. Леонтий стал императором. Он не убил Юстиниана, так как считал его отца, Константина Погоната, своим благодетелем. В любом случае нанесение человеку физического увечья, по законам империи, делало его непригодным для царствования. Поэтому Леонтий мог считать, что устранил Юстиниана навсегда, проявив при этом гуманность. Через три года он был свергнут армией, провозгласившей императором адмирала Тиверия. Леонтию, как и его предшественнику, отсекли нос и заперли в монастыре.

Юстиниан тем временем жил в Херсоне, тогда многолюдном торговом городе, через который империя, утратившая Египет, получала хлеб из Скифии. Жители Херсона были вольнолюбивы, пользовались автономией и привыкли к ссыльным знаменитостям. Но Юстиниана они не жаловали, считали его тираном и даже просили Тиверия убрать от них ссыльного императора. Вопрос о возвращении изгнанника в Константинополь на верную гибель был решен.

Узнав об этом, Юстиниан бежал к хазарскому кагану. Тот принял ссыльного императора очень хорошо и даже отдал ему в жены свою сестру, которая в крещении получила имя Феодора. Тем временем Тиверия стало беспокоить укрепление позиций Юстиниана. Он стал требовать от своего союзника кагана выдать его или убить. Каган уступил, но недооценил физической силы своего зятя. Когда ночью в его покои ворвались убийцы, тот задушил всех голыми руками и бежал в гавань Символов (Балаклаву). Там он нашел себе сторонников и отплыл к устью Дуная. Поднялась буря, и суденышки отряда императора были на краю гибели. «Государь, взмолился один из спутников, мы гибнем. Дай обет Богу, что, если вернешь царство, не будешь мстить врагам»[30]. Но не таков был Юстиниан: «Пусть Бог потопит меня здесь же, если я пощажу хоть одного из них», вскричал он[31].  

После серии невероятных приключений Юстиниан попал к болгарам, подружился с их ханом Тервелом и уговорил того помочь вернуть ему трон. В марте 705 года Юстиниан с небольшой армией болгар уже стоял у стен Константинополя. Еще в бытность свою у хазар он изготовил себе золотой нос и с тех пор появлялся на публике только в нем. Один византийский историк пишет: «Ринотмит обладал смелой предприимчивостью и жестокостью, необходимыми для главаря шайки разбойников, соединенными у него с фанатической верой в его наследственное право на престол, так что никакая авантюра в этом направлении не казалась ему безнадежной»[32]. И действительно, он посрамил жителей Константинополя, издевавшихся над ним, стоя на крепостных стенах.

Ночью с кучкой смельчаков Юстиниан лично пробрался в город через водосточную трубу, отворил изнутри ворота, впустил болгар и вновь овладел троном. Началось упоение местью. Юстиниан велел привести к себе на ипподром арестованных Тиверия и Леонтия и стал принародно топтать их. Толпа в это время распевала слова из псалма: «На аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия». Затем свергнутых узурпаторов обезглавили. Головы принесли Юстиниану, и он клал их себе под ноги, сидя на троне во время конных бегов и игр на ипподроме. Патриарх Каллиник, радовавшийся низвержению Юстиниана и короновавший Леонтия и Тиверия, был ослеплен и отправлен в ссылку.

По возвращении к власти Юстиниан послал к хазарам за своей женой (он очень любил ее и был примерным семьянином). Она немедленно приехала с сыном, который родился уже в отсутствие отца. Юстиниан назвал его Тиверием и назначил своим соправителем.

Не забыл император и о Риме. Он снова стал добиваться от папы утверждения постановлений Трулльского собора, но уже в более дипломатичной форме. Он послал к папе Иоанну VII двух митрополитов и просил его пересмотретъ 102 правила, исправить, отвергнуть то, что папа найдет нужным, а остальное принять. Папа Иоанн VII, сын византийского чиновника, был напуган судьбой патриарха Каллиника. Он отказался от ревизии канонов, но и подписи, по всей видимости, не поставил. В 710 году Юстиниан II приказал новому папе Константину приехать в столицу.

Со страхом и беспокойством папа повиновался, отправившись в Константинополь с большой свитой епископов и римских клириков. Юстиниан дал инструкции сопровождающим воинам быть почтительными к папе и его спутникам. Близ Константинополя папу Константина встретил сын императора Тиверий с патриархом Киром и сановниками. Папу привезли прямо в императорский дворец, a оттуда в отведенные ему покои. Сам император находился в это время в Никомидии, куда и пригласил папу. Во время встречи Юстиниан был демонстративно почтителен. Он  поклонился папе в ноги, попросил отслужить литургию и причастился из его рук. Однако, когда приступили к обсуждению вопроса ο Трулльских правилах, первый знаток дела в свите папы, диакон Григорий (впоследствии папа Григорий II), так блестяще отстаивал римскую точку зрения, что Юстиниан вынужден был уступить в ряде существенных вопросов. Он также  формально подтвердил все преимущества римской кафедры и отпустил папу обратно.

Во время пребывания почетных римских гостей в Константинополе Юстиниан занялся обещанной местью херсонеситам. Он посадил на корабли громадное войско и отправил в Крым с приказом истреблять всех жителей, не оказавших ему гостеприимства. Вся местная знать была вырезана. Кто мог, спасался бегством. Не убивали только детей. Узнав, что убивали не всех, Юстиниан потребовал к себе главнокомандующего со всеми пленниками. Тот, погрузив на суда огромное количество народа, отплыл к Константинополю. Но буря потопила флот со всеми людьми. Юстиниан был доволен и жалел только, что не наказал несчастных еще жестче, как он о том мечтал.

Весной 711 года Юстиниан направил в Херсонес новый флот с приказом истребить все живое и разрушить все города. Командующий войском императора в Крыму отказался исполнить этот приказ, соединился с хазарским каганом и объявил войну имперскому флоту. Но и флот перешел на сторону восставших. Херсонеситы объявили императором ссыльного сановника Вардана, выходца из знатного армянского рода. Приняв имя Филиппик, тот двинулся на Константинополь и взял его практически без сопротивления. Юстиниан II и его шестилетний сын, покинутые всеми друзьями и союзниками, были зверски убиты. Голова свергнутого императора была послана в Рим в подарок папе.

 

4) Временное восстановление монофелитства.

Новый император Вардан Филиппик (711713) был убежденным монофелитом. Он отказался переступить порог императорского дворца, пока изображенная на его фасаде фреска
VI Вселенского собора не была уничтожена. В 712 году он созвал в Константинополе поместный собор под председательством патриарха Иоанна. На этом собрании были отменены решения
VI Вселенского и Трулльского соборов, а монофелитство объявлено официальной религией империи.

Рим не признал ни Филиппика, ни решений его собора, отказавшись и от принятия правил Трулльского собора. Имя нового императора не поминалось на богослужении, его изображение не было помещено в храме святого Кесария, где ставились портреты всех императоров. Народ отказывался даже принимать монеты с изображением Филиппика и готовился к вооруженному сопротивлению его наместнику. Но до этого дело не дошло.

Добившись власти, Вардан проявил всю распущенность своего характера. Вот что пишет о нем Феофан Исповедник: «Провождая совершенно беззаботную жизнь в своих чертогах и нашедши здесь множество денег и драгоценных вещей, которые в продолжение многих лет собраны были многими царями через опись имений в казну и под разными предлогами, особенно при последнем Юстиниане, все это расточал втуне, понапрасну, безо всякой пользы. По разговорам же он почитался ученым и умным, а по делам жил неприлично царю и недостойно, в глазах всех казался ничтожным. К тому же был он еретик и прелюбодей»[33]. Филиппик не сумел остановить ни болгар, которые под предлогом мести за убийство Юстиниана II совершали грабительские набеги во Фракию, ни славян, занимавшихся тем же самым безо всякого предлога. Авторитет его в глазах подданных упал достаточно быстро.

3 июня 713 года Филиппик был свергнут. B день Пятидесятницы, когда хмельной император спал после обеда, два сановника-заговорщика, вхожих во дворец, схватили его, вывели на ипподром и публично ослепили. В защиту низложенного государя, умершего в заточении через несколько месяцев, никто не выступил.

Новым императором стал чиновник Артемий, взявший себе имя Анастасий II (713715). Способный политик и мастер придворных интриг, он проявил себя и неплохим организатором. По словам Феофана Исповедника, император «назначил умнейших людей для государственного управления»[34]. Анастасий II восстановил почитание VI Вселенского собора и улучшил отношения с Римом. Новый патриарх Константинопольский Герман созвал собор, который предал анафеме монофелитов.

 

Марониты.

Приверженцы монофелитской ереси закрепились в горной части Ливана, которую Византия уже не контролировала, а арабы долгое время не могли завоевать. Здесь со временем они стали известны под именем маронитов. Название это, как полагают, произошло от монастыря святого Марона («мар Марона») духовного центра ливанских монофелитов. После завоевания Ливана арабами они получили согласие халифа на избрание собственного патриарха.  

Во время крестовых походов марониты признали верховенство папы Римского и приняли католические догматы. Сейчас проживают главным образом в Ливане (около 600 тысяч человек) и небольшими группами в Сирии, Египте, на Кипре, в Северной и Южной Америке. Глава маронитов с 1954 года назначается Ватиканом и имеет резиденцию в Ливане. К настоящему времени марониты прешли на арабский язык, сохранив в богослужении также сирийский, записывая слова его с помощью арабского алфавита.



[1] Дворкин А.Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Часть вторая. Церковь в эпоху Вселенских Соборов [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Портал Седмица.RU. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». – Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/434772.html, свободный. – Загл. с экрана.

[2] Беда Доспопочтенный. Церковная история народа англов. Книга I, глава XV.

[3] Там же. Книга II, глава II.

[4] Дворкин А.Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Часть вторая. Церковь в эпоху Вселенских Соборов [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Портал Седмица.RU. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». – Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/434769.html, свободный. – Загл. с экрана.

[5] Цит. по: А.В. Карташев. Вселенские Соборы. Император Юстиниан I Великий (527–565) и V Вселенский собор [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской епархии Русской Православной Церкви. – Режим доступа:

http://lib.eparhia-saratov.ru/books/10k/kartashev/councils/121.html, свободный. – Загл. с экрана.

[6] А.В. Карташев. Вселенские Соборы. Император Юстиниан I Великий (527–565) и V Вселенский собор [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской епархии Русской Православной Церкви. – Режим доступа:

http://lib.eparhia-saratov.ru/books/10k/kartashev/councils/122.html, свободный. – Загл. с экрана.

[7] Цит. по: там же.

[8] Дворкин А.Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Часть вторая. Церковь в эпоху Вселенских Соборов [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Портал Седмица.RU. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». – Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/434769.html, свободный. – Загл. с экрана.

[9] Феофан Исповедник. Хронология [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Режим доступа: http://fictionbook.ru/author/feofan_ispovednik/hronografiya/read_online.html?page=21, свободный. – Загл. с экрана.

[10] Буданова В.П. История мировых цивилизаций. Хрестоматия [Электронный ресурс] – Электрон. одан. – Портал Российского университета дружбы народов. – Режим доступа: http://www.humanities.edu.ru/db/msg/67099, свободный. – Загл. с экрана.

[11] Там же.

[12] Дворкин А.Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Часть вторая. Церковь в эпоху Вселенских Соборов [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Портал Седмица.RU. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». – Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/434775.html, свободный. – Загл. с экрана.

[13]Там же.

[14] Иоанн Лествичник. Лествица.

[15] Там же.

[16] Там же.

[17] Там же.

[18] Дворкин А.Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Часть вторая. Церковь в эпоху Вселенских Соборов [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Портал Седмица.RU. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». – Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/434778.html, свободный. – Загл. с экрана.

[19] Там же.

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] Там же.

[23] Там же.

[24] А.В. Карташев. Вселенские Соборы. VI Вселенский собор (680–681) [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской епархии Русской Православной Церкви. – Режим доступа: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/10k/kartashev/councils/146.html, свободный. – Загл. с экрана.

[25] Дворкин А.Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Часть вторая. Церковь в эпоху Вселенских Соборов [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Портал Седмица.RU. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». – Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/434778.html, свободный. – Загл. с экрана.

[26] Поснов М. Э. История христианской Церкви (до разделения Церквей в 1054 г.) [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Портал «Родон». – Режим доступа: http://www.rodon.org/pme/ihc.htm, свободный. – Загл. с экрана.

[27] А.В. Карташев. Вселенские Соборы. VI Вселенский собор (680–681) [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской епархии Русской Православной Церкви. – Режим доступа: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/10k/kartashev/councils/147.html, свободный. – Загл. с экрана.

[28] Дворкин А.Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Часть вторая. Церковь в эпоху Вселенских Соборов [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Портал Седмица.RU. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». – Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/434781.html, свободный. – Загл. с экрана.

[29] Там же.

[30] А.В. Карташев. Вселенские Соборы. VI Вселенский собор (680–681) [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской епархии Русской Православной Церкви. – Режим доступа: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/10k/kartashev/councils/148.html, свободный. – Загл. с экрана.

[31] Там же.

[32] Там же.

[33] Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта: М., 1890 г.

[34] Там же.