Сегодня: 24.07.2017, Понедельник.
Ваш контроллер:


Ваш информатор:
Приветствую Вас Гость
Меню сайта
Категории раздела
История Православной Церкви [28]
Нравственное богословие [29]
Сравнительное богословие [6]
Риторика [15]
Сектоведение [14]
Введение в миссиологию [0]
Принципы и методы миссионерской деятельности [0]
Психология [2]
Педагогика [0]
История Христианского Искусства [3]
Литургика [0]
Форма входа
Статистика
Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
Обратная связь
Ректор:
446773905
vitalij-kovalenko
vitalijcool@gmail.com
Главная » Статьи » Лекции » Нравственное богословие

Л2: Девять заповедей блаженства - Вопрос 1: Заповеди блаженства; Блаженны нищие духом, ибо их есть царство Небесное (Мф 5:3).

Заповеди блаженства.

 

   Заповеди блаженства, данные нам Спасителем, нисколько не нарушают десять заповедей Закона Божия. Напротив, эти заповеди дополняют друг друга. Десять заповедей были даны в ветхозаветные времена, чтобы диких и грубых людей удерживать от зла. Но и в новозаветное время они не утратили своего нравственного значения. Спаситель одухотворил и вознёс их на более высокую нравственную ступень: «Вы слышали, что сказано древним: «не убивай, кто же убьёт, подлежит суду». А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной» (Мф 5:21-22). Или: «Вы слышали, что сказано древним: «не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф 5:27-28). Также Господь Иисус Христос добавил к десяти заповедям Закона девять заповедей блаженства, чтобы показать христианам, какие душевные расположения они должны иметь, чтобы всё больше и больше приближаться к Богу и обретать святость, а вместе с тем и блаженство, т.е. высшую степень счастья.

   1. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

   2. Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

   3. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

   4. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

   5.Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

   6.Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

   7.Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

   8.Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

   9.Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах (Мф 5:3-12).

   Заповеди блаженства представляют собой лестницу христианских добродетелей и изложены в условной, а не в категоричной форме. Господь не говорит: будьте нищими духом, кроткими и т.д., а говорит: блаженны, т.е. хорошо тому, кто будет смиренным, кротким, милостивым и т.д. Внутреннюю связь христианских добродетелей и заповедей хорошо изъясняет святитель Иоанн Златоуст: «Христос сплел нам из этих заповедей златую цепь, всегда пролагая путь от предыдущей заповеди к последующей. В самом деле, человек смиренный будет оплакивать и грехи свои; оплакивающий свои грехи будет и кротким и праведным и милостивым; милостивый, праведный и сокрушенный будет непременно и чистым по сердцу, а такой будет и миротворцем; а кто всего этого достигнет, тот будет готов и к опасностям, не устрашится злоречия и бесчисленных бедствий»[1].

   Начальная добродетель, которая называется в евангельских изречениях, есть нищета духа. Нищета духа - это смиренное признание отсутствия в себе подлинного добра – добрых настроений и добрых дел.

   Сознание недостаточности добрых дел возбуждает в человеке горькое чувство недовольства собой, сожаление о себе, которое, достигнув высшей степени интенсивности, может обратиться в плач о своём духовном состоянии. Этот плач приводит к осуждению своих грехов и окончательному желанию исправить свою жизнь.

   Естественным следствием осознавания своих собственных недостатков и сердечного сокрушения о них является понимание возможности существования таких же недостатков и в других, а значит – снисходительное к ним отношение. Поэтому первые две добродетели человека естественным образом претворяются в кротость.

   Как обычными спутниками нищеты телесной являются голод, жажда и желание насытиться, так и нищета духовная вызывает желание и стремление насытиться пищей духовной, удовлетворить запросы своей души, которые, в конце концов, сводятся к желанию помилования, оправдания, праведности посредством благодати и веры в Иисуса Христа.

   Сопереживая людям, алчущий и жаждущий хорошо понимает подобное состояние и в других и готов с радостью помочь им и облегчить их страдания. Отсюда – милосердие к ближним.

   Искренние дела милосердия очищают человеческое сердце от греховной нечистоты. Чистота сердца, в свою очередь, это свобода сердца от злых мыслей, чувствований, пожеланий и намерений, которая приобретается в результате длительной работы человека над собой. Поэтому эта добродетель стоит после целого ряда других добродетелей.

   «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф 5:8). Зрящие Бога стремятся подражать Ему, уподобиться Сыну Его, примирившего человека с Богом, они ненавидят вражду и становятся миротворцами, стремясь всюду водворить мир.

   Достигшие такой духовной высоты должны быть готовы к тому, что греховный мир, «во зле лежащий» (1Ин. 5:19), возненавидит их за правду Божию, носителями которой они являются, и начнёт гнать их, злословить и всячески преследовать за их преданность Господу Иисусу Христу. За этот подвиг Господь обещает всем претерпевшим до конца высшую награду на небесах.

 

Глава 1.

Первая заповедь блаженства.

Блаженны нищие духом, ибо их есть царство Небесное (Мф 5:3).

   «Если судить по тому, что лишение райских и духовных благ есть общий от прародителей жребий всех живущих на земле: то надлежало бы, кажется, всем без изъятия быть нищими духом. И подлинно, по сему рассуждению богатых духом собственно нет между человеками: но, что всего хуже, есть богатящиеся [Лк 1:53], т.е. нищие, которые выдают себя за богатых»[2]. Вот таким образом рассуждает о нищете духовной митрополит Филарет.

   Нищету духовную можно назвать одним словом – смирение. В чём же оно состоит?

   Святой Иоанн Лествичник говорит: «Не тот показывает смиренномудрие, кто охуждает сам себя (ибо кто не стерпит поношения от себя самого?), но тот, кто, будучи укорён другим, не уменьшает к нему любви»[3].

   Митрополит Антоний Сурожский сравнивает смирение с плодородной землёй: «…смирение не заключается в том, чтобы, как мы это постоянно делаем, «прибедняться», и думать и говорить о себе плохое, и убеждать других, будто наши ходульные манеры и есть смирение. Смирение – это состояние плодородной земли; земля всегда у нас под ногами, она самоочевидна, она забыта: по ней мы ходим – и никогда её не вспоминаем; она открыта всему, в неё мы кидаем отбросы, всё, что нам не нужно… Она самое разложение претворяет в новую силу жизни; открытая дождю, открытая всякому семени, она приносит плод в тридцать, в пятьдесят и во сто крат»[4].

   «Не должно превозноситься, ежели Господь что-либо сделает чрез нас, но лучше благодарить Его за то, что мы удостоились призвания Его. Полезно так думать при совершении всякого доброго дела», - говорит авва Пётр Пионитский[5].

   «Смирение состоит в том, чтоб человек сознавал себя грешным пред Богом, - не сделавшим ни одного доброго дела, благоугодного Богу. Возделывается же и выражается смирение следующими действиями: когда кто сохраняет молчание, … когда уклоняется от споров, когда кто послушлив, когда держит глаза опущенными к земле, когда имеет постоянно смерть пред взорами ума, хранит себя от лжи, удаляется от суетных и греховных бесед, не противоречит старшим, не настаивает на своём мнении и слове, переносит поношение, ненавидит праздность и негу, понуждает себя на телесные подвиги, когда никого не оскорбляет», - рассуждает авва Исайя Отшельник[6].

   Священное Писание призывает нас к смирению. «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим» (Мф 11:29). «По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил» (Рим 12:3). «Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился; не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1Кор 15:10).

   Преподобный авва Дорофей также рассуждает о смиренномудрии, утверждая, что эта добродетель нужна нам прежде других добродетелей, т.к. «…ни страх Божий, ни милостыня, ни вера, ни воздержание, ни другая какая-либо добродетель не может быть совершена без смиренномудрия». Далее он говорит о двух степенях христианского смирения. «Первое смирение состоит в том, чтобы почитать брата своего разумнее себя  и по всему превосходнее и, одним словом, как сказали святые отцы, чтобы «почитать себя ниже всех». Здесь уместно было бы вспомнить кожевника из жития святого Антония Великого[7]. На предложение святого рассказать о своих добрых делах, кожевник отвечал: «Не знаю за собою, чтоб я сделал когда-либо и что-либо доброе; по этой причине, вставая рано с постели моей, прежде нежели выйду на работу, говорю сам себе: все жители этого города, от большого до малого, войдут в царство Божие за добродетели свои, а я один пойду в вечную муку за грехи мои; эти же слова повторяю в сердце моём, прежде нежели лягу спать».

   «Второе же смирение, - продолжает авва Дорофей, - состоит в том, чтобы приписывать Богу свои подвиги, - сие есть совершенное смирение святых. Оно естественно рождается в душе от исполнения заповедей»[8].

   В истории христианской Церкви мы встречаем много прекрасных образцов истинно христианского смирения. Преподобный Феодосий Печерский однажды возвращался ночью от великого князя Изяслава. Слуга князя, не знавший подвижника, грубо сказал ему: «Монах, ты всегда празден, а я постоянно в трудах; ступай на лошадь, а меня пусти в колесницу». Феодосий, не сказав ни слова, обменялся местом с возницей и вёз его всю ночь. Утром слуга испугался, когда увидел, что встречные бояре кланялись святому Феодосию, слезая даже со своих коней, но преподобный привёз его в монастырь и велел хорошо угостить[9].

   Совершеннейшим примером смирения является для нас, конечно же, Господь Иисус Христос. Вся земная жизнь Господа является образцом смирения. В частности, Господь умывает ноги своим ученикам, исполняя обязанности прислуживающего, тем самым показав пример смирения и взаимного служения без всякого превозношения одного пред другим (Ин 13:2-15).

   Спаситель даёт уроки смирения своим ученикам и на примере других людей, например язычницы–хананеянки (Мф 15:21-28; Мк 7:24-30). Однажды Иисус Христос прибыл «в страны Тирские и Сидонские». Некая женщина стала просить Спасителя об исцелении своей дочери, одержимой нечистым духом. Господь «не отвечал ей ни слова», так что даже апостолы стали просить за неё. На это Христос отвечает, что вся его деятельность должна быть направлена только к богоизбранному еврейскому народу и далее выражает эту же мысль в более жёсткой форме: «Не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Мф 15:26). На это хананеянка отвечает с необычной глубиной смирения: «Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Мф 15:27). После чего её величайшая вера и глубочайшее смирение тотчас были вознаграждены исполнением просимого.

   Существует мнение, что смирение унижает человеческое достоинство. «Кто почитает себя обречённым на вечное ничтожество, того не могут воодушевлять никакие возвышенные чувства и стремления», - утверждают некоторые. В действительности ли это так?

   Если бы мы были чисты и непорочны, как ангелы Божии, то, смиряясь пред своим Творцом, всё равно бы не уничижались. Перед Бесконечным Совершенством никакому относительно совершенному существу не низко сознавать себя ничтожеством. Епископ Иннокентий Херсонский говорит: «Сравни себя с Пресвятой Богородицей, апостолами, мучениками, с великими преподобными, вот тут уже не станешь хвалить себя, а опустишь голову, как евангельский мытарь, да только и скажешь: «Боже, милостив будь ко мне, грешнику»[10].

   Человек создан, чтобы находиться в смирении перед Богом и людьми. Однако у многих, наверное, бывали случаи в жизни, когда по отношению к кому-либо из знакомых где-то в глубине души появлялось чувство некоторого превосходства, которое внешне могло никак не выражаться. И, скорее всего, случалось так, что этот знакомый, выше которого мы себя считали, совершал поступок, на который у нас не хватило бы решимости. И тогда мы осознавали, что ничем не лучше данного человека, а, может, даже хуже. Это означает, что мы не обладаем мудростью, достаточной для вынесения верного суждения о достоинствах других людей, и это ещё один повод для смирения.

   Итак, смирение не является унижением человеческого достоинства. Никакое самоуслаждение собственными «добродетелями» не может дать человеку и капли того умиротворения в душе, которое получает смиренный христианин осознавая, что он, бедный грешник, не отвергнут всесвятым и всеправедным Господом, но прощён и облагодатствован Им.

 

[1] Священное Писание в толкованиях святителя Иоанна Златоуста, Беседа XV на Евангелие от Матфея (Мф 5:1-3), §6.

[2] Святитель Филарет. Слова и речи. Том 2. «Беседа о нищете духовной».

[3] Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица. Слово 22-е, § 17

[4] Митрополит Антоний Сурожский. Школа молитвы. Стр. 124

[5] Скитский патерик. Будь нищим духом. «Не хвались успехом в добрых делах и не думай о своём каком-либо достоинстве»

[6] Святитель Игнатий Брянчанинов. Отечник. Авва Исайя Отшельник, § 40

[7] Жития святых, 17 января

[8] Преподобный авва Дорофей. Душеполезные поучения. Поучение второе, «О смиренномудрии»

[9] Киево-Печерский патерик, житие преподобного игумена Феодосия.

[10] Митрополит Вениамин (Федченков). Божьи люди. Епископ Иннокентий Херсонский, некоторые мысли его.

Скачать этот материал:
Архив: *.rar
Документ: *.doc
Категория: Нравственное богословие | Добавил: Alexandr_K (11.09.2009) | Автор: Георгий Меликян
Просмотров: 2400
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Расписание занятий
Month

Адитория: 000
Copyright SCAD's Design & Develop © 2017