Сегодня: 26.07.2017, Среда.
Ваш контроллер:


Ваш информатор:
Приветствую Вас Гость
Меню сайта
Категории раздела
История Православной Церкви [28]
Нравственное богословие [29]
Сравнительное богословие [6]
Риторика [15]
Сектоведение [14]
Введение в миссиологию [0]
Принципы и методы миссионерской деятельности [0]
Психология [2]
Педагогика [0]
История Христианского Искусства [3]
Литургика [0]
Форма входа
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Обратная связь
Ректор:
446773905
vitalij-kovalenko
vitalijcool@gmail.com
Главная » Статьи » Лекции » Риторика

Лекция 6. Виды опровержения: дискуссия и полемика (спор). Общие сведения о споре.
 

Лекция № 6

Виды опровержения: дискуссия и полемика (спор). Общие сведения о споре.

Опровержение композиционная часть высказывания, которая содержит аргументацию позиции ритора через обоснование ложности или неприемлемости взглядов или мнений, несовместимых с ней.

В зависимости от целей и техники построения существуют три вида опровержения - диалектическая, эристическая и софистическая аргументация.

Цель диалектической аргументации - установление истины или принятие правильного решения, поэтому критика в диалектической аргументации основана на совместном поиске истины. Диалектическая критика называется дискуссией (в переводе с латинского - рассмотрение, исследование) и применяется, по существу, к действительным или потенциальным единомышленникам. Цель дискуссии - согласие, поиск истины или правильного решения, поэтому критическая аргументация в дискуссии строится по логическим правилам и исключает аргументы, связанные с личностью, мировоззрением или интересами оппонента.

Цель эристической аргументации - утверждение принятой позиции и отвержение позиции оппонента, поэтому критика в эристической аргументации основана на принципе добросовестного спора. Эристическое опровержение называется полемикой (в переводе с греческого - воинственный). Эристическая полемика имеет в виду победу в споре с оппонентом, который рассматривается как реальный или потенциальный противник. Добросовестная эристическая аргументация не исключает компрометации критикуемой позиции или самого оппонента, потому что она предназначается тем, кто выносит суждение о предмете спора, и её цель состоит в том, чтобы побудить их отвергнуть оппонента. Поэтому помимо собственно диалектических аргументов эристическая аргументация включает аргументы к человеку, к авторитету, к аудитории, и полемизирующие стороны отбирают для защиты своих позиций доводы, которые убедительны в первую очередь не для оппонента, а для аудитории. 

Цель софистической аргументации - подавление оппонента и введение аудитории в заблуждение относительно его действительных взглядов, целей и намерений. Поэтому софистическая полемика сознательно использует приемы введения в заблуждение, включая прямую ложь и клевету. Обычно именно софистическая аргументация прикрывается требованиями «политической корректности», «ненасилия», «терпимости», представляя любую критику в свой адрес как агрессию. Опровержение софистической аргументации - всегда демонстрация обмана и разоблачение обманщика, поэтому оно неизбежно имеет полемический характер.

Рассмотрим основные виды опровержения - диалектическое и эристическое.

Диалектическое (дискуссионное) опровержение связано с решением ряда задач технического характера, которое позволяет обеспечить объективность, обоснованность и точность критики.

Во-первых, критиковать, как правило, приходится концепцию, то есть совокупность взглядов, развиваемых в крупной работе или целом ряде сочинений и часто обоснованных специальной сложной аргументацией научного или философского характера. Поэтому критик должен решить довольно сложную задачу - точно, кратко и объективно сформулировать критикуемую концепцию.

Во-вторых, сама по себе концепция, подлежащая критике, обычно содержит в себе истинные или правильные положения, которые перемешаны с неверными. Поэтому критику нужно отделить правильные положения от неправильных и тщательно определить предмет критики.

В-третьих, любая критикуемая концепция обычно достаточно серьёзно и продуманно аргументирована; в составе положений и аргументов, подлежащих критике, имеются принципиальные и непринципиальные, сильные и более слабые. Поэтому задача критика состоит в том, чтобы найти слабое звено в аргументации принципиальных положений и не подменить опровержение принципиальных положений разбором второстепенных и частных деталей критикуемой концепции, то есть критиковать не привходящие, а присущие особенности концепции.

Эристическое опровержение, как мы уже выяснили, иначе называется полемикой или спором.

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О СПОРЕ

О ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ

 

Прежде чем говорить о споре и его особенностях, надо хотя бы в самых общих чертах ознакомиться с доказательствами. Ведь спор состоит из доказательств. Один доказывает, что такая-то мысль верна, другой - что она ошибочна.

Та мысль, для обоснования истины или ложности которой строится доказательство, называется тезисом доказательства. Вокруг нее должно вращаться всё доказательство. Она - конечная цель наших усилий. Тезис в доказательстве - как король в шахматной игре. Хороший шахматный игрок всегда должен иметь в виду короля, какой бы ход ни задумывал. Так и человек, искусный в доказательстве: о чём он в доказательстве ни заводит речь, всегда в конечном счете имеет в виду одну главную цель - тезис, его оправдание или опровержение и т. п.

Вот почему первое требование от приступающего к серьезному доказательству или спору - выяснить спорную мысль, выяснить тезис, то есть вникнуть в него и понять так, чтобы он стал для нас совершенно ясным и отчётливым по смыслу. Это сберегает много времени и охраняет от множества ошибок.

Для того чтобы выяснить тезис, достаточно обыкновенно выяснить три вопроса относительно этого тезиса.

Во-первых - все ли слова и выражения тезиса вполне и отчётливо нам понятны. Само собою ясно, что если нам надо опровергать или оправдывать, например, тезис: «миссионерская деятельность в данное время очень необходима», мы должны вполне ясно и отчётливо понимать, что такое «миссионерская деятельность». Без этого у нас выйдет не настоящее доказательство, а нечто маловразумительное и абсолютно неубедительное. Между тем в этом именно пункте - в понимании смысла слов тезиса - грешат очень часто доказательства вообще и особенно споры.

Если смысл слова в тезисе не вполне ясен и отчётлив, то надо «определить» это «слово» или понятие. Например, определение понятия «миссионерская деятельность». Самое распространённое определение – это «деятельность религиозных объединений и их представителей, направленная на распространение вероучения с целью привлечения граждан к религиозной практике посредством организации публичных мероприятий». Если мы удовлетворимся для наших целей этим определением, то можем идти дальше. Если же что-нибудь нам покажется неясным при таком определении - мы должны тут же стараться выяснить и эту неясность. Одним словом, надо стараться выяснить каждое понятие тезиса по возможности до полной ясности и отчётливости.

Как же надо выяснять понятие? Для этого на практике существуют два средства: либо самому своими силами определить понятие (что, кстати, очень непросто), либо воспользоваться уже готовыми чужими определениями. Второй способ обыкновенно предпочтительнее, если дело не касается понятий из нашей специальности, превосходно, «как пять пальцев, нам знакомых». Хорошо определить понятие - дело обычно трудное, иногда же, особенно в споре, очень трудное, требующее больших знаний, навыка, труда, затраты времени. Лучше воспользоваться определениями тех людей, которые могли затратить на них всё это, определение которых прошло через огонь критики.

Всего более можно рекомендовать для данной цели определения из какой-нибудь серьёзной и авторитетной научной книги. Если таких нет под руками, годится определение из хорошего энциклопедического словаря и других подобных источников. Бывает так, что одно и то же понятие разные книги и разные авторитеты определяют различно. Тогда мы, конечно, выбираем какое-нибудь наиболее, по нашему мнению, правильное определение. Но в таком случае должно помнить, что существует несколько определений данного понятия, и иметь это в виду, особенно в спорах, чтобы не вышло недоразумений. Хорошо, если мы помним их все и знаем их недостатки; но во всяком случае надо не забывать, что определений данного понятия есть несколько. Определения тех понятий, с которыми нам приходится особенно часто встречаться в доказательствах и спорах, надо все заучить по возможности точно и вполне сознательно.

Во-вторых - в тезисе всегда что-нибудь утверждается или отрицается о каком-нибудь предмете или о многих предметах одного и того же класса. Для ясности и отчётливости мышления надо знать, об одном ли только предмете идёт речь или о всех без исключения предметах данного класса, или не о всех, а о некоторых (большинстве, многих, почти всех, нескольких и т. п.). Между тем во многих суждениях, которые высказываются в доказательствах и словах, этого именно и не видно. Например, человек говорит «люди злы». Ведь мысль его не ясна. Все люди без исключения или большинство? Не зная этого, нельзя и опровергать подобный тезис, потому что способы опровержения тут различны.

Выяснение этого пункта называется выяснением суждения (а значит и тезиса) по «количеству». Там, где «количество» тезиса неясно, как, например, в суждении «люди злы», тезис называется неопределенным по количеству.

В-третьих - надо выяснить, каким мы суждением считаем тезис: несомненно истинным, достоверным и несомненно ложным или же только вероятным в большей или меньшей степени, очень вероятным, просто вероятным и т. п.? В зависимости от всего этого приходится приводить различные способы доказательства.

Между тем о выяснении этих различий (различий в степенях модальности, как называет их логика) в тезисе как раз и заботятся меньше всего. Для мало обработанного среднего ума какую мысль ни возьми, она или достоверна, или несомненно ложна, средины нет; а вернее, он о таких «тонкостях» и не задумывается. Так что если встретится человек, который сознательно старается выяснить, достоверна или только вероятна мысль, и придаёт этой разнице большое значение, то это бывает обыкновенно признаком хорошо обработанного ума. К сожалению, такой ум встречается нечасто. Чаще всего не разбирают модальности тезиса. Человеку пришла мысль, скажем: «Бога не существует», - и он не поставит себе вопроса: несомненно это или только вероятно, или даже -  только возможно, - а станет прямо доказывать как несомненное. Или понравилась мысль, что на планете Марс есть обитатели, - и он уже спорит за неё как за достоверную. Ученый, астроном, человек с хорошо обработанным умом будет высчитывать, насколько, в какой степени это вероятно. Для некультурного ума — это уже достоверно.

Итак, вот три главных пункта, которые обыкновенно достаточно и всегда необходимо выяснить при выяснении тезиса: а) все неясные для нас понятия, в него входящие; б) «количество» его и в) »модальность» его.

Может показаться, что на такое выяснение требуется слишком много времени, и эта трата излишняя. Но такой взгляд глубоко ошибочен. Во-первых, в среднем времени на выяснение идёт немного. Если есть трудные случаи, то есть и чрезвычайно лёгкие, требующие всего лишь нескольких секунд. И надо помнить, что длительность выяснения очень сокращается навыком в нём. Во-вторых - и это самое главное - время, потраченное на выяснение, всегда многократно окупается. Оно не только вносит в доказательство и спор недостижимую без него ясность, отчётливость и целесообразность, но обыкновенно очень сокращает спор, делая невозможными различные бесполезные доказательства не того, что следует доказать, лишние опровержения и множество ошибок и софизмов, связанных с неправильным пониманием тезиса. Бывает иногда и так, что стоит только выяснить тезис, как станет очевидно, что и спорить-то не о чем: по существу люди согласны друг с другом. Пока тезис был неясен им, они этого не замечали.

 

В доказательство истинности или ложности тезиса мы приводим мысли, так называемые доводы или основания доказательства. Это должны быть такие мысли, которые а) считаем верными не только мы сами, но и тот человек или те люди, кому мы их доказываем, и из которых б) вытекает, что тезис истинен или ложен. Конечно, если мы приведём такой довод, который наш собеседник не признает верным, то это будет промах. Нужно будет или доказать истинность самого этого довода, а потом уже опираться на него при доказательстве тезиса, или же искать другого, более удачного довода. Например, если я хочу кому-нибудь доказать, что «работать надо», а в виде довода прибавлю «потому что так Бог велит», то такой довод будет годиться только для верующего. Если же человек не верит в Бога, а я приведу ему этот довод, конечно, ничего ему не докажу. Затем, как сказано, надо, чтобы из довода вытекала истинность тезиса; необходимо, чтобы тезис и основания (доводы) были так связаны, что кто признает верным довод, тот должен необходимо признать верным и тезис. Если эта связь сразу не видна, надо уметь показать, что она есть.

Без этого тоже доказательство - не доказательство. Например, если кто-то хочет доказать, что «у нас скоро хлеб подорожает» и приведет довод: «в Мексике вчера было землетрясение», то такое доказательство меня не убедит. Да, в Мексике вчера было было землетрясение. Довод верен. Но он «ничего не доказывает». Какая же связь между этим доводом и тезисом, что «скоро хлеб у нас подорожает»? Может быть, и связь эта есть, но я-то её не вижу. Покажи её, и тогда будет настоящее доказательство. А пока я не вижу этой связи, никакой самый верный довод меня не убедит.

Таким образом, вот что нужно для доказательства, кроме тезиса: а) основания, доводы и б) связь между ними и тезисом.

Каждый важный довод в доказательстве надо рассмотреть отдельно и тоже выяснить - так же выяснить, как мы выяснили тезис. Ведь если мы не вполне поймем довод, то разве можем вполне уверенно сказать, что он истинен или что он ложен? Эта работа выяснения здесь совершенно необходима. Надо только научиться делать её скоро. И кто попробовал проделывать её при доказательствах, тот вполне оценит, от скольких ошибок и траты времени она оберегает. Не стоит доверяться «первому взгляду» и думать, что выяснять не требуется. Эта-то наша самая обычная человеческая ошибка, что многие мысли нам кажутся вполне ясными; но придет случай, затронет противник такую мысль, и окажется, что мысль эта для нас совсем не ясна, напротив, очень туманна и иногда даже ложно понята нами. Тогда мы можем стать в споре в очень нелепое положение. Иллюзия ясности мысли - самая большая опасность для человеческого ума. Типичные примеры её находим в беседах Сократа, переданных в диалогах Ксенофонта и Платона. Подходит к нему какой-нибудь юноша или муж, которому «всё ясно» в той или иной мысли. Сократ начинает ставить вопросы. В конце концов оказывается, что у собеседника иллюзия ясности мысли прикрывает тьму и непроходимые туманы, в которых гнездятся и кроются самые грубые ошибки.

Ошибки в доказательствах бывают, главным образом, трех видов: а) или в тезисе, б) или в доводах, в основаниях, или в) в связи между доводами и тезисом, в «рассуждении».

Ошибки в тезисе состоят в том, что мы взялись доказывать один тезис, а на самом деле доказали или доказываем другой. Иногда это тезис, сходный с настоящим тезисом или как-нибудь с ним связанный, иногда же - и без всякой видимой связи. Эта ошибка называется отступлением от тезиса. Примеры её встречаются на каждом шагу в споре. Например, человек хочет доказать, что православие – никчемная вера, а доказывает при этом, что православные священники часто плохи. Или хочет доказать, что нерассудительный человек глуп, а доказывает, что глупый человек не рассудителен. А это вовсе не одно и то же. Отступления от тезиса бывают самые разные. Можно вместо одной мысли доказывать похожую на неё, но всё-таки другую мысль; а можно заменить её и совсем не похожей, другою мыслью. Бывает, что человек видит, что тезиса ему не защитить или не доказать - и нарочно подменивает его другим так, чтобы противник не заметил. Это называется подменой тезиса. Бывает и так, что человек просто забыл свой тезис. Спрашивает потом: «с чего мы начали наш спор?». Это будет потеря тезиса.

Ошибки в доводах бывают чаще всего две: а) ложный довод, б) произвольный довод. Ложный довод – это когда кто-то опирается на явно ложную мысль. Например, если кто в доказательство тезиса скажет, что земля держится на трёх китах, мы, конечно, этого довода не примем, сочтём его за ложный. Произвольный же довод - такой, который хотя и не заведомо ложен, но ещё сам требует должного доказательства. Например, если кто в доказательство тезиса приведёт мысль, что «скоро будет конец света», то это будет произвольный довод. Мы можем потребовать других доводов, а этого не принять, или потребуем, чтоб этот довод был доказан.

Наконец, ошибки в «связи» между основаниями и тезисом («в рассуждении») состоят в том, что тезис не вытекает, не следует из оснований или же не видно, как он следует из них. Например, скажем, кто-нибудь доказывает: «у нас будет в этом году неурожай». - Почему ты так думаешь? - «А потому, что на солнце много стало пятен». Естественно, большинство из нас спросит, какая же связь здесь между тезисом и основанием. Не видно, как истинность тезиса следует из этого основания. Или если кто заявит: Наполеон носил серую куртку и студент Иванов тоже носит серую куртку, значит студент Иванов – это Наполеон. Тут мы прямо скажем, что нет связи между основаниями и тезисом, соответственно, человек рассуждает абсолютно неправильно.

Какие бывают ошибки в рассуждении, подробнее учит логика. Без неё в подробности входить нельзя. У кого ум «способен к доказательствам», тот легче, конечно, может найти в них ошибку, чем менее способный. Здравый смысл и навык думать оказывают в этом большие услуги. Но в общем часто ошибку найти трудно, если доказательство сложное. Иногда и чувствуешь, что-то да не так, а где ошибка, определить не можешь. Вот тут-то и помогает знание логики на практике.

 

Источник: С. И. Поварнин, «Спор: О теории и практике спора» (1918)

Скачать этот материал:
Архив: *.rar
Документ: *.doc
Категория: Риторика | Добавил: о_Евгений (21.12.2010) | Автор: о_Евгений
Просмотров: 4895
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Расписание занятий
Month

Адитория: 000
Copyright SCAD's Design & Develop © 2017