Сегодня: 26.07.2017, Среда.
Ваш контроллер:


Ваш информатор:
Приветствую Вас Гость
Меню сайта
Категории раздела
История Православной Церкви [28]
Нравственное богословие [29]
Сравнительное богословие [6]
Риторика [15]
Сектоведение [14]
Введение в миссиологию [0]
Принципы и методы миссионерской деятельности [0]
Психология [2]
Педагогика [0]
История Христианского Искусства [3]
Литургика [0]
Форма входа
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Обратная связь
Ректор:
446773905
vitalij-kovalenko
vitalijcool@gmail.com
Главная » Статьи » Лекции » Сектоведение

Лекция 5. Христианство и секты (часть 3)

Лекция № 5

Христианство и секты (окончание)


Римо-Католицизм  и проблема сект

 

Вселенская Церковь столкнулась с проблемой сект уже в первые десятилетия своего существования. Секты возникали параллельно с христианскими общинами, выдавая себя за «истинные церкви» и являясь соблазном как для нестойких в вере христиан, так и для их языческого окружения. С распространением гностицизма сектантство приобрело характер настоящей эпидемии и стало серьезной угрозой для молодой Церкви. Количество сект исчислялось сотнями, а численность их приверженцев едва ли не превышала число ортодоксальных христиан. Большинство сект возникало на Востоке Римской империи и в Северной Африке, однако они быстро распространялись и на Западе. Рим был центром притяжения проповедников всевозможных еретических учений, стремившихся найти поддержку у пап и тем самым добиться признания в христианском мире. Римский епископ был призван не только разобраться в ситуации и отвергнуть чуждые христианству учения, но и путём увещания вернуть в лоно Церкви отпавших. Опыт, приобретённый в этой области Западной Церковью за два тысячелетия её существования, является очень богатым.

С провозглашением христианства официальной, а затем и единственной религией в империи (313 г.), сектантство во многом стало знаменем оппозиционных политических сил. Вследствие этого, оно было признано государственным преступлением и большую часть функций по борьбе с ересями и распространявшими их сектами приняло на себя государство. Однако за Церковью сохранялась пастырская и «идеологическая» функция. Она по-прежнему должна была заниматься переубеждением сектантов и ограждением христианского населения от влияния сект. Нередко епископы вынуждены были прибегать в борьбе с сектами и к административным мерам. На Западе это было особенно актуально из-за слабости политической власти.

В эпоху средневековья сектантство уже не было широко распространено в Европе. Древние секты к этому времени практически полностью исчезли, а новые возникали крайне редко. Исключением стали движения альбигойцев, основанные на все тех же гностических идеях, а также ряд сект, ставших носителями эгалитаристских идей (вальденсы, беггарды и др.) (эгалитаризм – это концепция, предлагающая создание общества с равными возможностями по управлению и доступу к материальным благам всем его членам). Однако и в этот период полемике с еретическими учениями и миссионерству среди сектантов уделялось большое внимание. Достаточно сказать, что обличением гностических идей занимался такой титан католического богословия, как Фома Аквинат.

Миссионерской деятельностью среди сектантов активно занимались представители так называемых «нищенствующих» монашеских орденов, в частности францисканцы и доминиканцы. Характерно, что первые общины доминиканского ордена были образованы именно из бывших еретиков. В результате проповеди странствующих монахов на юге Франции и в Германии происходили обращения тысяч сектантов.

С 20-х годов XIII века в те районы, где ересь была наиболее распространена, Римский Престол начинает направлять особых церковных эмиссаров, получивших название инквизиторов (буквально «следователей»). В основном, это были университетские богословы, и их задача состояла в оказании помощи местному епископу в обращении еретиков и утверждении в вере колеблющихся. Позднее возглавлявшиеся ими комиссии стали постоянными учреждениями. В XVIII веке возникла легенда о «зверствах средневековой инквизиции», которая сегодня уже не воспринимается некоторыми историками всерьёз. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что злоупотребления в сфере борьбы с ересями порой действительно имели место, особенно в Испании в XVI веке, где инквизиция полностью контролировалась королевскими властями.

С возникновением Реформации лучшие миссионерские силы католической церкви были направлены на борьбу с протестантизмом. В то время различий между понятиями «еретик» и «сектант» не существовало. Все протестанты также считались сектантами, протестантские движения приравнивались к тем сектам, которые в своем учении совершенно отошли не только от традиции Церкви, но и от христианства как такового. Такое смешение отчасти объяснялось тем, что Реформация вызвала к жизни множество течений, возродивших уже забытые древние ереси: савеллианство, арианство и др.

В XVIII – первой половине XX века католическая апологетика носила преимущественно общий, недифференцированный характер, отражая наиболее частые обвинения, выдвигаемые против Церкви, от кого бы они ни исходили. Критике учений тех или иных конкретных сект уделялось весьма мало внимания в сравнении с критикой уже хорошо известных протестантских идей. В то же время, распространение в Европе новых для того времени сект, таких как «Свидетели Иеговы», мормоны и др., вызывает в католических странах первые попытки анализа и критики их доктрин и религиозных практик.

После Второго Ватиканского Собора (1962 – 1965 гг.), на котором католическая церковь провозгласила политику открытости и диалога с «отделёнными братьями», апологетика как богословская наука и как сфера церковной деятельности отошла на второй план. В частности, в документах Собора ни слово «апологетика», ни слово «секта» не упоминается ни разу, а о подготовке священников сказано, что они должны владеть богословием «точно изложенным и не в полемическом преломлении».

На фоне широко развернувшейся в послесоборный период экуменической деятельности, антисектантская полемика также стала восприниматься многими католиками как проявление нетерпимости и «духовной агрессии». Это зачастую приводило к явным перегибам. Известны случаи, когда отдельные представители католического духовенства вступали в «экуменический» диалог с откровенно сектантскими организациями. Несмотря на сектантский бум в Европе и США в 1960-х – 1970-х годах, этой проблеме на общецерковном уровне практически не уделялось внимания. Антисектантской деятельностью продолжали заниматься лишь отдельные священники в своих приходах.

Ситуация начала меняться лишь в середине 1980-х годов. Католические Епископские конференции по всему миру, особенно в странах Латинской Америки и Африки, стали выражать обеспокоенность в связи с ростом числа сект и количества их последователей, а также очевидной неподготовленностью священнослужителей к противостоянию сектантскому натиску. Проблема была поднята на самом высоком уровне. В феврале 1984 года Папский Совет по вопросам Христианского Единства разослал Епископским конференциям регионов и отдельных стран анкету, в которой содержались следующие вопросы:

 

- в какой степени и каким образом проблема сект присутствует в Вашей стране или регионе? Например, какие существуют типы сект (христианского или иного происхождения)? Сколько членов они насчитывают? В какой мере они привлекают католиков?

 

- какие важнейшие пастырские проблемы вызывает эта ситуация? Какие группы католиков наиболее подвержены влиянию сект: молодежь, семьи?

 

- какую деятельность в связи с этим смогла организовать Церковь в Вашей стране: составление перечня сект, их изучение, создание плана пастырской работы?

 

- какие причины успеха сект среди католического населения в Вашей стране или регионе представляются наиболее вероятными? (конкретные социально-культурные или политические условия? Неудовлетворённые религиозные или психологические потребности?)

 

- занять какую позицию в этом вопросе, на Ваш взгляд, призывает нас Евангелие?

 

- какие важнейшие книги или иные документы, касающиеся сект, были опубликованы в Вашей стране или регионе (как католиками, так и членами иных Церквей или церковных общин, перед которыми стоит та же проблема)?

 

- существуют ли лица, особенно компетентные в указанном вопросе, которые в дальнейшей фазе могли бы принять участие в продолжении данных консультаций?

 

К 30 октября 1985 года было получено уже около 75 ответов со всех континентов. Обработкой поступившей информации занималось пять Ватиканских Конгрегаций: Государственный Секретариат Святого Престола, Совет по вопросам христианского единства, Совет по диалогу с нехристианскими религиями, Совет по диалогу с неверующими и Совет по культуре. Впервые Святой Престол приступил к разработке документа, посвященного непосредственно и исключительно сектам, или, как предпочитают называть это явление авторы документа, «новым религиозным движениям».

В мае 1986 г. Ватиканом был обнародован текущий отчёт, получивший название «Секты или новые религиозные движения: пастырский вызов». В приложении к польскому изданию документа отмечается, что его цель – не только защита католической веры, но также защита личной свободы человека через предоставление ему объективного исторического и культурологического анализа сектантства, поскольку в большинстве случаев люди попадают в секты именно вследствие недостатка информации об их учении и деятельности.

Особенностью данного документа явилось то, что в центре его внимания находятся «слабые места» церковной организации и деятельности, которые сектанты активно используют для ведения своей пропаганды. Это тем более ценно, что при подготовке документа анализировались конкретные факты, собранные и присланные Епископскими конференциями со всего мира. Подверглись разностороннему анализу возрастные, социальные, этнические и другие факторы, способствующие успеху сектантской пропаганды в той или иной части общества. В документе, в частности, говорится: «Наиболее восприимчивой и наиболее подверженной риску группой в ограде Церкви является молодёжь. Когда молодые люди лишены опоры, являются безработными, не участвуют активно ни в приходской жизни, ни в добровольной деятельности на благо прихода, происходят из неблагополучных семей, принадлежат к этническим меньшинствам или проживают в местах, не достаточно охваченных влиянием Церкви и т. п. – молодёжь становится для сект и новых движений более уязвимой целью, чем в других случаях».

Публикация документа столь высокого уровня создала предпосылки для своего рода «реабилитации» антисектантской деятельности. В разных странах стали появляться католические информационные и реабилитационные центры, изучающие проблему сектантства. Например, в Польше такой центр основал доминиканский священник Ян Гура, известный своей активной пастырской работой с молодёжью. В то же время, некоторые либерально ориентированные католики и сегодня считают любую деятельность, направленную против сект, не только не нужной, но даже вредной, поскольку она является «пережитком прошлого» и способна нанести ущерб «имиджу» римо-католической церкви. Впрочем, их мнение остаётся маргинальным.

Тема сект, или «новых религиозных движений» (НРД), в 1980-е годы стала подниматься и в католической прессе. В конце 1980-х – 1990-е годы был издан ряд работ католических авторов, посвящённых как рассмотрению проблемы в целом, так и критике учений и деятельности отдельных сект. В частности, гданьская римско-католическая духовная семинария в 1994 году издала фундаментальный труд священника В. Беднарского об учении секты «Свидетели Иеговы». Появилось также несколько книг о движении «New Age».

В настоящее время практически в каждой католической епархии один из священников специально курирует направление, связанное с сектантством. В его обязанности входит, прежде всего, пастырское попечение о людях, вышедших из сект, а также о родителях, чьи дети находятся в сектах. Он же осуществляет непосредственную миссионерскую работу с теми, кто находится под угрозой вовлечения в секту, или, напротив, ищет в себе силы порвать с ней.

В России и на Украине, ввиду малочисленности  населения, исповедующего католицизм, работа в этой области официальными представителями римо-католической церкви не ведётся. В то же время, в Санкт-Петербурге действует католическое религиозно-просветительское общество «Militia Dei», которое занимается антисектантской деятельностью, в частности, распространением достоверной информации о сектах. Данное общество было создано в 1993 году по частной инициативе католиков-мирян.

 

Протестантизм и секты

 

Протестантизм, оценивая легитимность той или иной организации, претендующей на христианскую ортодоксальность, опирается на следующие критерии: соответствие её учения Священному Писанию и признание ею исторических символов веры.

Цель протестантских апологетов — показать разницу между истиной библейского христианства и заблуждениями современных лжеучителей, а также помочь христианам быть «всегда готовыми всякому, спрашивающему у вас отчета о вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3:15).

Позиция протестантских традиционных конфессий была сформулирована в итоговом заявлении международного христианского семинара «Тоталитарные секты в России» (Москва, 16-20 мая 1994 г.). В частности, здесь говорится:

«1. Мы, участники Международного христианского семинара «Тоталитарные секты в России», свидетельствуем, что все религиозные движения, в своей практике не нарушающие основные права личности, устои семейной жизни и общества и основы законодательства, и не призывающие ни прямо, ни косвенно к ненависти и служению злу, имеют право на существование.

2. При этом мы признаем, что религиозные общины имеют право публично разъяснять отличия своей веры от иных религиозных убеждений.

3. Более того, религиозные общины имеют право выражать свой протест в тех случаях, когда авторитет их основателей или учителей используется для такой реинтерпретации основополагающей вести, которая по сути своей с нею несовместима. Например, мы, христиане, выражаем свое возмущение теми интерпретациями Евангелия и христианства, которые предлагаются в оккультно-теософских системах, и утверждаем, что идея близости этих эзотерических доктрин к Евангелию есть лжесвидетельство.

4. Мы свидетельствуем, что пути религиозного движения могут быть разнонаправленны и что далеко не каждое религиозное действие ведет к освобождению и спасению человека. Есть религиозные практики, уводящие человека от Бога, явленного нам во Христе, и от той свободы, которая дарована нам в Сыне Божьем.

5. Опыт России показал, что страна, в которой уничтожается христианская духовность, подвергается опасности развития самых примитивных языческих суеверии и практик, как возникающих в ней самой, так и привносимых извне. Мы с горечью признаем, что те группы людей, которые отпали от Христа  в странах Запада, ныне переносят проповедь своих неоязыческих и оккультных доктрин в Россию. Мы свидетельствуем, что деятельность тоталитарных сект и не ограниченная законодательством проповедь их членов носит неприкрытый характер экспансии, направленной на подрыв безопасности, гражданского мира и всех устоев Российского государства. Мы просим россиян не отождествлять мир западного христианства с миром неоязыческих сект…

7. Мы, христиане разных конфессий и разных стран, единодушно свидетельствуем об антихристианском и антигуманном характере таких движений, как "Церковь объединения” Муна, "Церковь саентологии” Хаббарда (дианетика) и "АУМ Синрике” Секо Асахары.

8. Мы свидетельствуем и о существенном искажении Евангелия, происходящем в движениях мормонов и Свидетелей Иеговы…

11. Мы, люди, знающие христианство не извне и имеющие серьезный опыт знакомства с иными религиями, свидетельствуем, что любая попытка создания «синкретической мировой религии» есть не что иное как антихристианская инициатива. Всякий, исповедующий христианство, знает, что оно, будучи полнотой Истины, не нуждается ни в каких дополнениях, более того – всякая попытка дополнить христианство может его только исказить. Мы предупреждаем, что если какая-то религиозная или «культурологическая» группа говорит о себе, что она нашла путь к синтезу всех мировых религий, к объединению христианства с каким-либо восточным или «эзотерическим» культом, то это явный признак того, что перед нами отнюдь не «всепримиряющее учение», а очередная секта, которая пытается насадить тот или иной псевдовосточный культ под маской симпатии к христианству.

12. Мы обращаем внимание на недобросовестность пропаганды проповедников синкретических сект, воинственно требующих «терпимости». Объявляя невежественным и необразованным фанатиком любого человека, не согласного с их доктриной, зачастую утверждая, что между их адептами и оппонентами лежит расовая пропасть, они постоянно обвиняют христиан в нетерпимости и сегрегационизме. Заявляя о себе как о носителях «широкого взгляда на мир», они никогда не признают права христиан оставаться просто христианами. Отказ христианина поклониться «эзотерической доктрине» – чего просто невозможно делать, оставаясь верным духу и букве учения Христа – они немедленно характеризуют как «средневековую нетерпимость», «фанатизм» и т. п., уверяя, что людям, стоящим на такой (то есть христианской) позиции, нет места в новом мировом порядке, на утверждение которого направлены эти культы…

16. Мы не можем молчать и перед лицом активного антихристианского движения, включающего в себя теософию, антропософию, «Живую этику» Рерихов и культы «New-Age». Распространение «Агни-йоги» Рерихов в России, происходящее с поддержкой государственных лидеров и структур, вызывает нашу тревогу. Со всей ответственностью мы свидетельствуем: учение Рерихов – это религиозная секта, не только несовместимая с христианством, но и прямо ему враждебная.

17. Особо мы хотим подчеркнуть антихристианскую, оккультную, антропософскую основу «Вальдорфской педагогики». Мы выражаем свое крайнее недоумение тем, что эта расистская и антисемитская система, враждебная учению Христа, которая в странах Европы поддерживается только частными лицами и общественными инициативами, встретила в России государственную поддержку. Нам представляются незаконными и некорректными действия Министерства культуры России, учредившего Государственную академию эвритмического искусства, равно как и действия Министерства образования России, директивно поддерживающего антропософию и вводящего в государственных школах преподавание по системе вальдорфской педагогики…». 

Данный документ, принятый 20 мая 1994 года, подписали, в частности, представители следующих протестантских конфессий: Евангельских христиан (Россия и США), Евангельских христиан-пятидесятников (Россия и США), христиан Епископальной церкви (США и Канада), Лютеранской церкви Германии, Лютеранской церкви Дании, Лютеранской церкви Финляндии, Методистской церкви (США), Пресвитерианской церкви (Россия, США), Церкви Англии (Англиканской церкви), Церкви евангельских христиан-баптистов (Россия), и др.

Тем, кто желает глубже познакомиться с отношением протестантского богословия  к сектам, можно порекомендовать познакомиться с работами профессора Уолтера Мартина, Рона Роудса, Роба Боума, Дугласа Грутайса. Получить более точную информацию по этому вопросу можно, обратившись в Центр Апологетических Исследований.

В целом, из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод: представители протестантских конфессий солидарны с православными и католиками в неприятии сектантства и считают, что сектантские учения чужды Откровению, возвещаемому Священным Писанием.

Скачать этот материал:
Архив: *.rar
Документ: *.doc
Категория: Сектоведение | Добавил: о_Евгений (16.11.2011) | Автор: о_Евгений
Просмотров: 1480
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Расписание занятий
Month

Адитория: 000
Copyright SCAD's Design & Develop © 2017