Сегодня: 21.07.2017, Пятница.
Ваш контроллер:


Ваш информатор:
Приветствую Вас Гость
Меню сайта
Категории раздела
История Православной Церкви [28]
Нравственное богословие [29]
Сравнительное богословие [6]
Риторика [15]
Сектоведение [14]
Введение в миссиологию [0]
Принципы и методы миссионерской деятельности [0]
Психология [2]
Педагогика [0]
История Христианского Искусства [3]
Литургика [0]
Форма входа
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Обратная связь
Ректор:
446773905
vitalij-kovalenko
vitalijcool@gmail.com
Главная » Статьи » Лекции » Сектоведение

Лекция 1. Определения терминов "секта" и "культ". Подходы к пониманию проблемы сектантства.

Лекция № 1

 Предмет сектоведения

 

 

 

Изучение сектантства сегодня представляется крайне непростой задачей. Её сложность состоит уже в том, что многими светскими религиоведами отрицается наличие самого предмета исследования, то есть сект. По распространённому в секулярных и либерально-религиозных кругах мнению, понятие «секта» искусственно, оно является лишь обидным ярлыком, приклеиваемым крупными традиционными религиями мелким оппозиционным группам. Разница между ними усматривается вышеназванными кругами лишь в продолжительности существования и количестве последователей. Таким образом, и Русская Православная Церковь, и «Белое братство», и группа последователей какого-нибудь индийского гуру оказываются явлениями одного ряда – просто религиозными организациями. Следовательно, сектоведение уже изначально, в рамках данного мировоззрения, воспринимается как лженаука, основанная на тенденциозном разделении религиозных общин на «хорошие» (традиционные) и «плохие» (сектантские).

Исходя из этого, первейшей задачей сектоведения становится отстаивание  права на собственное существование, то есть доказательство того, что секты являются религиозными сообществами «особого рода», имеющими ярко выраженную религиозную и социально-психологическую специфику и требующими отдельного рассмотрения. Только после этого можно переходить к таким вопросам, как происхождение и типология сектантства, а затем и к оценке этого явления с точки зрения его влияния на личность и общество.


Христианская апологетика и проблема предвзятости

 

Светские религиоведы (учитывая, что многие религиоведы представлены в нашей стране бывшими преподавателями марксизма-ленинизма, их антипатия к Церкви и защита «угнетаемых» сектантов понятны. Не последнюю роль в поддержке столь пламенной любви к сектам среди части религиоведов играет то обстоятельство, что секты, особенно западные, очень состоятельны и по достоинству оценивают (в том числе материально) посвященные им панегирики) и философы, имеющие мировоззренческую позицию, отличную от христианской, часто упрекают христианских апологетов («Апологетика (греч. apologia – защита, оправдание, заступничество; речь, сказанная или написанная в защиту кого-либо; apologemai – защищаться, оправдываться, приводить, говорить что-либо в свою защиту) в общем смысле – это любая защита христианства от обвинений и критики со стороны его противников; в специальном – раздел богословия, имеющий целью такое раскрытие и обоснование истин христианской веры, которое должно дать ответ каждому вопрошающему, а также опровержение  неверных религиозных, философских и иных мировоззренческих взглядов, противостоящих христианству». Осипов А.И.  Путь разума в поисках истины. М., Изд. Сретенского монастыря.2002. С.5.) в  «предвзятом» и «тенденциозном» (Фролова И.Т. Философский словарь. М., Республика. 2001. С.40.) отношении к сектам. Некоторые защитники сект утверждают, что «предвзятость» христиан не даёт им возможности объективно оценивать феномен сектантства (в основном, такие сторонники религиозного плюрализма обосновывают свою позицию необходимостью веротерпимости. При этом под веротерпимостью они понимают утверждение: все религии равны и одинаково приемлемы, все религии ведут к одному и тому же Богу. Такая позиция по своей сути не научна, а представляет собой идеологию. Христианство утверждает, что Бог един, т.е. исповедует монотеизм, индуизм проповедует политеизм и пантеизм. Согласно логическому закону непротиворечия, эти три утверждения могут быть одновременно ложны, но никак не могут быть одновременно истинны. О какой науке могут говорить люди, отвергающие один из её фундаментов, то есть логику? (подробнее см.: Сэмплс Кеннет Р. Проблема религиозного плюрализма, Центр Апологетических Исследований)), причём корень этой «предвзятости» видится в самой принадлежности апологетов к христианству. Возможна ли такая постановка вопроса? Попытаемся разобраться.

Как известно, наука ставит своей задачей выработку объективных, систематизированных и обоснованных знаний о мире (Фролова И.Т. Философский словарь. М., Республика. 2001. С.352.). Наука  накапливает, систематизирует знания об окружающем мире и стремится его преобразовать, мировоззрение выражает восприятие этого мира. Именно поэтому учёные, имеющие разные мировоззренческие позиции, могут заниматься одними и теми же научными дисциплинами. Один учёный не может обвинить в предвзятости другого ученого только на основании того, что последний придерживается мировоззренческой системы, отличной от его собственной, для этого он должен доказать несостоятельность его научной аргументации. Никому не придёт в голову обвинить физика в профессиональной несостоятельности на том основании, что он христианин, почему же за христианскими апологетами отвергают право на научный анализ сектантства только потому, что они христиане? И если эта логика верна, почему те же «объективные» религиоведы и прочие защитники сектантства не отрицают за сектантами право оценивать  христианство на том основании, что они не христиане? Нет ли тут логики двойных стандартов?

Сектантство – это, прежде всего, проблема мировоззренческого характера. И любой образованный человек путём сравнительного богословского или религиоведческого исследования христианского вероучения и учений сект, имеет полное право (статья 29 п.2: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова». Конституция Российской Федерации. Ростов-на-Дону. Феникс. 2005. С.10) делать самостоятельные выводы о том, насколько они соотносятся друг с другом. Сама возможность констатации отличий христианства и сект ещё не несет в себе предвзятости. Например, если христианин утверждает, что ересь арианства, которую  разделяют «Свидетели Иеговы», была отвергнута еще на I Вселенском Соборе, то это исторический факт, а не предвзятое суждение. Если христианин утверждает, что толкование теософами догмата о Пресвятой Троице не имеет никакого отношения к христианству, то это тоже факт, констатация которого не несёт в себе ничего антинаучного. И если на основании данных фактов делается вывод, что те же теософы или «Свидетели Иеговы» не имеют никакого отношения к христианству, то в чём же здесь вина христиан?

В Священном Писании сказано: «… [будьте] всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Пет.3:15). Это означает, что христианин должен знать христианское вероучение и уметь его отстаивать. Апостол Павел призывал христиан: «Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии» (1Тим.4:7). Чтобы отвращаться от «бабьих басен» и отделять «плевелы» от «доброго семени» (Мф.13:37-38), тоже  необходимо знать собственную веру. Поэтому, если христианский апологет в своей деятельности не нарушает такие научные принципы, как объективность рассмотрения предмета, принцип конкретности, принцип всесторонности рассмотрения и принцип историзма, то его подход не менее научен, чем подход любого другого человека, не придерживающегося христианского мировоззрения. Если светский религиовед или любой человек, не исповедующий христианство, обвиняет конкретного христианского апологета в его научной несостоятельности и предвзятости, он должен доказать это с помощью реальных фактов. Почти в каждом случае обобщения от отдельных примеров к общим утверждениям являются логически некорректными. Даже если в апологетических работах отдельных христиан обнаруживаются отдельные ошибки в изложении ими учения и истории отдельных сект, то это не является достаточным условием для вывода, утверждающего патологическую неспособность христиан к объективности в оценке феномена сект. Несогласие христиан с сектантами тоже не может являться признаком научной несостоятельности христианских апологетических исследований, так как критический анализ всегда лежал и лежит в основе науки. Если сектанты имеют право на критический анализ традиционного христианства, то такое же право имеют и христиане. И проблема заключается только в том, насколько грамотно и научно корректно они реализуют это право.  Христиане же придерживались и будут придерживаться призыва: «Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью» (Иак.3:13).

 

Определения терминов «секта», «культ», «нетрадиционное религиозное движение»

 

К сожалению, до сих пор не существует единого определения такого понятия, как «секта»  (sequi  (лат.) – идти вслед за кем-либо; secare  (лат.) – срезать, отсекать, разделять. См.: Александр Дворкин. Сектоведение. Нижний Новгород, братство во имя князя Александра Невского. 2000. С.35), правильнее будет сказать, что существуют многие десятки определений. Это связано главным образом с тем, что каждый специалист определяет данное явление, исходя из своей собственной мировоззренческой позиции, так как сектоведение не относится к тем наукам, которые носят экспериментальный характер. Поэтому в сектоведении, как в философии и религиоведении,  огромное значение имеет позиция автора определения, его отношение к данной проблеме.

Наиболее популярными подходами к пониманию проблемы сектантства можно назвать следующие:

- подход внеконфессионального религиоведения (атеистического по своей сути)

- подход конфессионального богословия (православного, католического, протестантского)

- психологический и социологический секулярные  подходы.

 

Подход внеконфессионального религиоведения

 

Так сложилось, что в большинстве вузов нашей, в недалёком ещё прошлом, общей страны  религиоведение преподают  бывшие специалисты в области марксизма-ленинизма, после крушения советской идеологии быстро перепрофилировавшиеся на преподавание нового для них предмета. В их подходе чувствуется влияние коммунистических представлений о «классовой борьбе» между традиционными Церквями и сектами: «Секта возникает как оппозиционное течение по отношению к тем или иным религиозным направлениям» («Основы религиоведения». М., ВШ, 1994. С. 60).

Данное определение страдает излишней обобщённостью. Приняв его, можно было бы отнести к числу сект все протестантские конфессии. Практического значения, с точки зрения православного богословия, данное определение не имеет.

 

Подход конфессионального богословия (теологический подход)

 

В западном протестантизме используется два термина – «секта» и «культ». Термин «секта» не имеет на Западе негативного значения и ряд ответвлений протестантизма (например, некоторые баптисты) называют себя сектантами открыто, вкладывая в этот термин положительный смысл, в то время как понятие «культ» там имеет сейчас ярко выраженную негативную окраску: «Понятие «секты» обычно относится к группам диссидентов, отделившихся от другой, как правило, традиционной, религии (зачастую они объявляют о своем намерении возродить верования или обычаи, которые, по их мнению, некогда присутствовали в конфессии, но от которых конфессия впоследствии отошла), в то время как «культ» – это маленькая, ревностная группа, связи которой с традиционной религией и культурой менее очевидны, которая зачастую исповедует вероучение, не основанное на христианстве и иудаизме, и которая часто находится под непосредственным руководством единого харизматического лидера» (Timoty Miller. Introduction. America’s Alternative Religions, ed. 1995. Albany, NY: State University New York Press, P.1)

Большой популярностью среди протестантских апологетов пользуется известный протестантский богослов Уолтер Мартин. В своей книге «Царство культов» он приводит следующее определение понятия «культ», дополняя определение этого термина доктора Чарльза Брэйдена: «Культ - 1) это религиозная группа, которая значительно отличается от религиозных групп, считающихся общепринятыми в нашей культуре, по одному или более аспектов исповедания или обрядов; 2) это сообщество людей, объединившихся вокруг определенного человека или истолкования Библии» (Уолтер Мартин. Царство культов. СПб., Логос, 1992. С. 11).

Использование термина «культ» в православном сектоведении представляется нежелательным, так как в его рамках данный термин имеет другое  значение и почти не несёт негативного смысла.

В католической литературе можно встретить два понятия: «секта» (может быть христианского и нехристианского происхождения) и НРД – «нетрадиционное религиозное движение». К сектам (правда, к разным типам сект) относят как баптистов, так и Свидетелей Иеговы, что представляется не совсем корректным. Под «нетрадиционными религиозными движениями» понимаются группы с синкретическим учением.

В современном Православии (подробно позиция РПЦ и подходы к решению проблемы сектантства будут рассмотрены далее) чаще всего используют понятие «тоталитарная секта», которое ввёл профессор церковной истории  А.Л.Дворкин: «Тоталитарная секта - это авторитарная организация, главным смыслом существования которой являются власть и деньги, для получения которых секта прикрывается псевдорелигиозными, псевдокультуроведческими и другими псевдоцелями. Многочисленные психокульты также относятся к тоталитарным сектам» (http://www.religio.ru/news/6789.html)

Сейчас в Православии предмет сектоведения находится в стадии становления, идёт  процесс изучения современного сектантства и выработки его богословской оценки.

Вот что, в частности,  пишет о сектах современный православный богослов протодиакон Андрей Кураев в своей книге «Сатанизм для интеллигенции»: «Сектантской… является любая религиозная деятельность, осуществляемая вне Церкви и в противостоянии ей.

При этом нужно сделать два уточнения:

Первое: нужно уточнить, что чётких границ Церкви не может провести, пожалуй, ни один богослов или иерарх. Церковь есть жизнь в Боге, жизнь во Христе. …

Второе необходимое уточнение: не являются сектой буддизм или индуизм, возникшие до Евангелия и не в противостоянии ему. Однако являются сектами необуддизм и неоиндуизм, пытающиеся в западном мире возродить неевангельскую религиозность и утверждающие себя уже в очевидной и неизбежной полемике с христианством…

Ещё один признак, позволяющий отличить секту от нормальной религиозной традиции (сам по себе достаточный, хотя и не необходимый), это наличие «скрытых» учений или обрядов, которые религиозная группа не считает нужным публично раскрывать»  (Диакон Андрей Кураев. Сатанизм для интеллигенции. М., Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Отчий Дом, 1997. Т.1. С. 70).

Можно ли православным богословам вместо термина «секта» использовать термин «ересь»? Термин «ересь» отражает лжехристианское вероучение группы, в то время как понятие «секта» имеет более широкое значение. В него входит и структура организации, и методы психологического воздействия на людей, применяемые в ней, и тип восприятия жизни. Поэтому будет более корректно использовать эти два термина одновременно в тех случаях, когда мы говорим о вероучениях псевдохристианских сект, и не использовать понятие «ересь» вообще, если разбираем языческие направления сектантства.

 

Психологический подход

 

Психологический подход характеризуется оценкой влияния секты на психологическое здоровье личности. С её точки зрения, важны не верования секты, а методы вовлечения,  удержания и последствия пребывания в секте для психологического и психического состояния адепта.

Знаменитый исследователь культов, в прошлом последователь секты Муна, психолог Стивен Хассен, предложил следующую трактовку термина «культ»: «Деструктивный культ (здесь термин «культ» употребляется как синоним слова «секта») – это любая авторитарная иерархическая организация, которая практикует: 1) обманную вербовку; 2) прибегает к использованию контроля сознания (далее теория контроля сознания будет разобрана подробно), чтобы сохранить своих последователей зависимыми и покорными лидеру и доктрине» («Контроль сознания и методы подавления личности». Хрестоматия. Минск- Москва, Харвест АСТ, 2001. С. 444).

Сегодня на Западе пользуется большой популярностью определение, предложенное психологом, адъюнкт-профессором Университета Калифорнии в Беркли Маргарет Тейлер Сингер. В своем определении она исходит из понятия культовых отношений: «Культовые отношения – это отношения между людьми, в процессе которых один человек намеренно склоняет другого к полной или почти полной зависимости от него практически во всех главных жизненных решениях и порождает в этом человеке веру в свой особый талант, дар или способности» (Singer Margaret Thaler  and Lalich Janja. Cults in our mindst. San-Francisco, Jossey-Bass Publishers, 1995. Р. 7).

В практике православного сектоведения психологический подход может иметь только ознакомительное и вспомогательное значение, так как имеет  слабые стороны.  Цель жизни православного христианина – обожение, жизнь в Боге, спасение души. Западная психология, светская по своей сути, не затрагивает этих вопросов. Для православного христианина главный вопрос заключается не в том, что сектант нарушает принятые социальные нормы общества, а в том, что он губит свою душу, исповедуя сектантские лжеучения. Поэтому задача, стоящая перед православным миссионером, заключается не только в том, чтобы вызволить человека из секты, но и в том, чтобы помочь ему прийти к Богу.

 

Социологический подход

 

Определения термина «секта» в рамках социологического подхода основаны, главным образом, на той роли, которую секты играют в социуме.

В 1966 году Томас ОДи (Rodney Stark and William Sims Bainbridge. The future of religion/ Berkeley Los Angeles. University of California Press, 1985. Р. 21) предложил следующее разграничение между понятиями «церковь» и «секта»:

 

 

Церковь

Секта

Членство по праву рождения.

Членство – результат обращения. Добровольное членство.

Формализованные средства благодати, церковная иерархия, догмы.

Дух возрождения.

Открытая социальная структура, часто основанная на национальном или этническом принципе.

Закрытая социальная структура.

             Стремление обратить всех.

Отмежевание от общества в целом и удаление от скверн мира, его ценностей и институтов.

Стремление приспособиться к обществу, его институтам и ценностям.

Строгая, часто аскетическая этика.

 

Как видно из приведённой таблицы, согласно подходу О’Ди, все христианские конфессии автоматически превращаются в секты, а секты становятся «духовной элитой». Данную позицию нетрудно оспорить, исследовав вклад в культуру, науку, искусство традиционных Церквей и сравнив его с результатами деятельности сект. Единственное, что можно здесь добавить: ни один христианин данную систему признать не может.

В качестве примера раскрытия понятия «культ» в рамках социологического подхода можно привести определение, предложенное американским ученым Джанджей Лалих, которое опирается на исследования известных западных социологов – Роберта Джея Лифтона и Бенджамина Заблоки: «Культом можно назвать  слабо связанное социальное движение, которое поддерживает единство с помощью общего подчинения харизматическому лидеру. Он (культ) содержит трансцендентную идеологию (часто, но не всегда религиозную по своей природе) и требует высокого уровня преданности культу от его членов в словах и делах» (Misunderstanding Cults: Searching for Objectivity in a Controversial Field, edited by Benjamin Zablocki and Thomas Robbins. University of Toronto Press Inc. 2001, Р.124).

Как видим, социологическое определение в деле православной миссии среди сектантов не может иметь практического применения и значения, так как ничего не говорит о вероучительных основах групп.

В  практической антисектантской деятельности православные миссионеры зачастую сталкиваются с необходимостью иметь  комплексное определение, включающее в себя как теологические, так  и социально-психологические признаки сект. В связи с этим лучше всего термин «секта» можно было бы определить следующим образом:

 

Секта – это авторитарная иерархическая организация, которой свойственны следующие признаки:

– исповедание своей «богоизбранности» и «уникальности» в противостоянии традиционным религиям;

– создание собственной интерпретации смысла Библии вне толкований исторически сложившихся богословских школ;

– активное применение методов манипуляции сознанием своих членов с целью переориентации имеющихся у них основных жизненных  ценностей на  узкогрупповые ценности, исповедуемые данной организацией;

– создание психологической зависимости человека от организации и её лидеров;

– сокрытие информации о своих вероучениях и практике, объясняемое их внутренней «сакральностью».

 

Завершая тему, необходимо сказать несколько слов об использовании понятия «нетрадиционное религиозное движение», к  которому прибегают в основном в политических целях для декларации так называемой религиозной толерантности к сектам. Его использование в рамках православного подхода к проблеме нежелательно, так как оно не раскрывает  сути предмета, создавая иллюзию смысловой тождественности традиционных Церквей и сект, усматривая отличия между ними лишь в продолжительности их существования.  Такой подход в корне неверен: секты неприемлемы для православного человека не потому, что они появились на свет позже, чем Православная Церковь, а потому, что они проповедуют «иного Христа» (Мф.24:23-28), «иное Евангелие» (Гал.1:6-8) и фактически подводят людей к служению «иным богам» (Иер.25:6). Церковь же борется отнюдь не с сектантами: «…наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф.6:12). Деятельность сект губительна для души. Бог же  «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим.2:4). Поэтому можно говорить о личной терпимости  к сектанту, но не к самому движению, несущему ложное учение, исповедание которого ведёт к вечной погибели.

Скачать этот материал:
Архив: *.rar
Документ: *.doc
Категория: Сектоведение | Добавил: о_Евгений (27.09.2011) | Автор: о_Евгений
Просмотров: 2277
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Расписание занятий
Month

Адитория: 000
Copyright SCAD's Design & Develop © 2017