Сегодня: 23.09.2017, Суббота.
Ваш контроллер:


Ваш информатор:
Приветствую Вас Гость
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 8«12345678»
Модератор форума: Виталий 
Форум » . » О посте и молитве » О молитве. (Молитва - разговор с Богом.)
О молитве.
kaberne1Дата: Пятница, 17.08.2012, 18:49:37 | Сообщение # 61
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Истолкование молитвы Господней словами Святых Отцов


Тертуллиан. Господь наш Иисус Христос явил Себя и духом Бога, и словом Бога, и премудростью Бога: духом, коим так всемощно действовал; словом, коим учил; премудростью, которую открыл пришествием Своим. И молитва, Христом Господом установленная, слагается из сих трех: из слова, коим изрекается; из духа, коим столь сильна; из премудрости, какая из ней источается и восприемлется. Научал и Иоанн учеников своих молиться, но все Иоанново предустроялось для Христа, чтоб, когда Он войдет в возраст, все дело сего предустроителя с самим духом перешло ко Господу, как сам же Иоанн предвозвестил, говоря: оному подобает расти, мне же малитися (Ин. 3, 30). Потому и не сохранилось, какими словами научал Иоанн молиться, что земное должно уступить место небесному. Сый от земли, говорит, от земли есть, и от земли глаголет: грядый с небесе, над всеми есть. И еже виде и слыша, сие свидетельствует (Ин. 3, 31). И что не небесно из того, что изошло от Христа Господа, — как и сия молитва, или наука как молиться? Вникнем же, благословенные, в небесную Его премудрость, во-первых, в заповеди о молитве втайне, коею и веры требовал Он от человека, чтоб веровал, что и око и слух Бога Всемогущего присущи в самых тайных и сокровенных местах, и скромности веры от него желал, чтоб пред Тем Единым изъявлял он свои благоговейные и молитвенные чувства, в Коего вездезрение и вездеслышание уверовал; и потом и в следующей за тем заповеди, подобной же веры и скромности требующей, заповеди не многословить в молитве, чтоб мы не приступали с полчищем слов в молитве ко Господу, в крайней попечительности о своих Которого уверены. Такова и установленная Им молитва. Она кратка; но краткость сия даст обильную и усладительную пищу толкованию. Сколько она сжата в словах, столько же она пространна в смысле. Ибо не одно только то содержит, что должно быть изъявляемо в молитве, — благоговение пред Богом, излияние к Нему прошений, но объемлет все учение Господа и на память проводит все Его уроки и наставления, так что она воистину есть сокращение всего Евангелия.

Св. Киприан. Евангельские заповеди, возлюбленнейшие братия, не что иное суть, как божественные научения, основания для созидания упования, твердыни для укрепления веры, пища для услаждения сердца, кормила для направления пути, верные средства к получению спасения: благоустроил на земле послушные (вере) умы верующих, они приводят к Царству Небесному. Многое благоволил Бог возвестить и дать услышать и чрез рабов Своих — пророков; но сколько выше то, что говорит Сын, что слово Бога, бывшее в пророках, свидетельствует собственным голосом, — не уготовить еще только путь Грядущему повелевая, но уже Сам шествуя и путь открывая и указывая, чтоб нам, которые прежде, блуждая во мраке смертном, ничего не видали и слепыми были, теперь, озаренные светом благодати, верно держат путь жизни под водительством и управлением Господа? Он между прочими спасительными наставлениями и Божественными заповедями, споспешествующими людям ко спасению, Сам дал и образец молитвы, Сам наставил и научил, о чем молиться. Давший жизнь научил и молиться, — по той же благости, по которой благоволил уделить нам и прочие дары, чтоб, обращаясь ко Отцу тою просительною молитвою, которой научил нас Сын, мы были скорее услышаны. Прежде этого (преподания молитвы) Он сказал, что грядет час... егда истиннии поклонницы поклонятся Отцу духом и истиною (Ин. 4, 23), и теперь (дав молитву) исполнил то, что обещал, — так что мы, приявшие Духа и истину от Его освящения, молясь молитвою, Им преподанною, действительно поклоняемся Отцу духовно и истинно. Ибо какая молитва может быть более духовна, как не та, которая передана нам Христом, от Коего ниспослан нам и Дух Святый? Какое моление может быть более истинно у Отца, как не то, которое изречено устами Сына, Который есть Истина? Так что иначе молиться, нежели как Он научил нас, есть не неведение только, но и преступление, после того как Сам Он положил и сказал: разористе заповедь Божию за предание ваше (Мф. 15, 6). Будем же, возлюбленнейшие братия, молиться так, как научил нас учитель — Бог. Любезная и благоприятная молитва — просить Бога Его словом доходить до слуха Его молитвою Христовою, да познает Отец словеса Сына Своего, когда творим к Нему молитву. Кто обитает внутри в сердце, Тот самый да будет и в слове. Так как Его Единого имеем мы ходатаем ко Отцу о гресех наших (см. 1 Ин. 2, 1), то когда мы грешные молимся о грехах своих, будем износить слова Ходатая нашего, ибо, когда Он говорит, что о чем бы мы ни просили Отца во Имя Его, даст нам (см. Ин. 16, 23), то не тем ли действеннее испросим мы просимое во имя Христа, если будем просить Его молитвою?
 
kaberne1Дата: Пятница, 17.08.2012, 18:50:37 | Сообщение # 62
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Св. Григорий Нисский. Божие Слово преподает нам учение о молитве, в котором достойным ученикам Своим, тщательно ищущим ведения о молитве, излагает оно, какими молитвенными речениями надлежит преклонять к себе Божий слух. Когда великий Моисей приуготовлял израильский народ к раскрытию тайны на горе, тогда не прежде удостоил их Богоявления, как предписав народу закон об очищении соблюдением плотской чистоты и омовением, да и после сего не осмелились израильтяне видеть явление Божия могущества, но в ужас приводило их все видимое: огонь, мрак, дым, трубы; и снова обратившись к себе самим, просили законодателя стать их посредником пред Божественным изволением, так как у них не было достаточной силы приблизиться к Богу и перенести Божие присутствие. А наш законодатель Господь Иисус Христос, намереваясь привести нас к Божественной благодати, указует нам словом не гору Синайскую, покрытую мраком и дымящуюся огнем, не гласы труб, звучащих что-то невнятное и страшное, и не соблюдение тридневной плотской чистоты, не водою омывающею скверну, очистив душу, и всю церковь оставив при подошве горы, одному только позволяет взойти на вершину, покрытую мраком, сокрывающим в себе Божественную славу; а, напротив того, сперва вместо горы возводит на самое небо, соделав оное для людей удобопроходным посредством добродетели, потом соделывает не зрителями только, но и причастниками Божественной силы, и приступающих к Нему вводит некоторым образом в родство с превысшим естеством, и не мраком покрывает все превосходящую славу, чтобы неудобозримою была для ищущих, но, озарив мрак ясным светом учения, соделал так, что чистые сердцем в полной ясности созерцают неизреченную славу. Дает же и воду для окропления, не из чуждых потоков почерпаемую, но текущую в нас самих, будет ли кто разуметь под нею источники очей, или чистую совесть сердца, — узаконив не допускать никакой тины порока; да и плотскую чистоту поставляет в воздержании не только от законного общения супругов, но и от всякого вещественного и страстного расположения, и таким образом посредством молитвы возводит к Богу. Ибо такова сила речений, из которых не какие-либо звуки, произносимые в слогах, узнаем из слова Божия, но предначертание восхождения к Богу, успешно приводимое в исполнение высокою жизнью.

Св. Златоуст. Дав образец молитвы ученикам, Господь внушает, что нужно говорить в молитве, научая при этом в немногих словах и всякой добродетели, ибо эти слова заключают в себе не только наставление в молитве, но и научение совершенной жизни. Исследуем же со всем тщанием смысл их и будем хранить их твердо, как законы Божии.

Св. Максим Исповедник видит в сей молитве «богословие, сыноположение по благодати, равночестие ангелам, причастность вечной жизни, восстановление естества в свойственный ему бесстрастный чин, отложение закона греховного и уничтожение тиранства лукавого, владевшего нами лестью.
 
kaberne1Дата: Пятница, 31.08.2012, 09:55:43 | Сообщение # 63
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
 
kaberne1Дата: Пятница, 21.09.2012, 00:32:52 | Сообщение # 64
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline


Молились женщины: одна, другая, третья…
И мимо каждой проходил Христос.
На все вопросы первой Он ответил
И осушил глаза ее от слез.
Он говорил с ней мягко, долго, нежно,
И улыбался ей, и утешал.
Он ждал, когда засветится надеждой
Молящаяся женская душа…
Вот с женщиной второй Христос встал рядом
И положил ей руку на плечо,
Ободрил душу любящим Он взглядом,
Когда она молилась горячо…
И третья женщина склонилась низко,
Слова слетали тихо с уст.
Но к ней не подошел Спаситель близко,
Не вымолвил ни слова Иисус…
На три молитвы Он дал три ответа –
Для каждой женщины ответ был свой:
Одной досталось много света,
Другой – чуть меньше, третьей – ничего…
Господь мой, как же так? Мне непонятно:
Ты на молитву третьей промолчал!
Любовь не может быть лицеприятной,
Ты – Бог любви, и Ты – не отвечал?!
Иисус открыл мне то, что тайной было:
«Когда молилась первая душа,
Я должен был умножить ее силы,
Чтобы она могла свой путь свершать.
Должны окрепнуть крылья ее веры,
Чтобы взлететь могла под небеса.
Мне нужно рядом быть с душою первой,
С ней долго говорить, смотреть в глаза…
Душе второй еще нужна опора,
Но вера этой женщины – сильна!
Достаточно ей любящего взора –
Я знаю, что поймет Меня она.
Но иногда гнетут ее сомненья,
Когда услышит грозной бури шум.
И ей необходимо подкрепленье –
К душе второй на помощь Я спешу.
А третья… Много лет мы с ней знакомы,
Преграды никакой меж нами нет.
И дом ее давно Моим стал домом –
Она всецело доверяет мне!
Душа прошла чрез испытаний школу,
Я труд любой доверить ей могу,
Я провожу ее путем тяжелым,
Я с ней бываю мягок и суров.
Она теперь нисколько не смутится
И в час нелегкий духом не падет,
Но будет верить, верить и молиться,
Ни слов, ни взгляда Моего не ждет.
Та, третья, знает, что Я с нею буду,
До вечной цели доведу ее,
И как бы ни было ей в жизни трудно,
Она поймет молчание мое.
Моя любовь превыше слов и взглядов,
Несет благословение она,
И тот, кто стал однажды Божьим чадом,
Научится мне доверять сполна.
И ты доверься мне, – сказал Спаситель, –
Когда Я говорю, когда молчу…»

«О, мой Господь, мой Пастырь и Учитель,
Я – поняла: я – третьей быть хочу!»


[img][/img]
 
kaberne1Дата: Среда, 03.10.2012, 23:06:40 | Сообщение # 65
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Четки




Жизнь христианского подвижника - труд и молитва. "Непрестанно молитесь" (1 Фес. 5, 17),- эти апостольские слова подвига святых мужей к творению многих молитв. Но самой известной из них стала так называемая Иисусова молитва: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного" .

Если собрать воедино все труды, написанные святыми отцами о делании Иисусовой молитвы, то получится обширная библиотека. Краткость и простота позволяет любому христианину включать ее в свое ежедневное правило (конечно, по благословению духовника), произнося определенное количество раз -50, 100, 200... за день. Но как одновременно творить молитву и следить за счетом? В этом помогают четки.

Современные четки - это замкнутая нить, состоящая из маленьких "зернышек", разделенных по десяткам "зернами" более крупных размеров. Наиболее распространенное число "зернышек" - 50 или 100. Келейные четки монахов иногда содержат 1000.

Четки помогают считать (отсюда и название) количество молитв или земных поклонов. Молящийся пальцами левой руки перебирает "зернышки" одновременно с началом произнесения новой молитвы. Дойдя до крупного "зерна", обычно останавливаются и читают "Отче наш" или "Богородице Дево, радуйся", затем вновь Иисусову молитву. По окончании положенного числа принято читать "Достойно есть". По четкам можно совершать и любые другие молитвы.

В древности на Руси четки имели другую форму замкнутой лесенки, состоящей из деревянных брусочков, обшитых кожей или материей. Они назывались "лествица" или "лестовка" (лестница) и духовно обозначали лестницу спасения, восхождения на небо. Замкнутость четок и лестовок означает непрестанную, вечную молитву.

Четки являются частью облачения монахов, миряне могут молиться по ним, получив благословение у духовника. Четки помогают творить молитву на работе, в общественных местах - достаточно опустить руку в карман и перебирать "зернышки".

Малопонятная мода носить четки на шее, обматывать вокруг запястий, крутить на пальце - явно не благочестивого происхождения. Как ко всякому священному предмету (а четки обязательно освящаются), к ним надо относиться благочестиво и не демонстрировать напоказ.


Мультиблог о.Дмитрия Смирнова.

(цикл передач "беседа с батюшкой)




1. Почему, по словам Господа, именно терпением можно спасти души наши? (0:56)

2. Почему на Пасху нельзя ходить на кладбище? (9:05)

3. Поясните, что такое Иисусова молитва и как ее читать? (17:54)

4. Насколько полезно молиться, используя четки? (18:49)
 
kaberne1Дата: Понедельник, 08.10.2012, 21:09:39 | Сообщение # 66
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
 
kaberne1Дата: Понедельник, 08.10.2012, 21:11:34 | Сообщение # 67
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
 
kaberne1Дата: Вторник, 23.10.2012, 00:56:40 | Сообщение # 68
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Молитва и богословие




Святые Отцы называют молитву "истинным богословием": "Если ты богослов, то будешь молиться истинно; и если истинно молишься, то ты богослов" (авва Евагрий). Для Отцов Церкви богословие не было отвлеченным теоретизированием о "неведомом Боге": оно было поиском личной встречи с Ним. Истинное богословие - не "о" Боге, а "в" Боге: оно не рассматривает Бога как посторонний объект, но беседует с Богом как Личностью. Христианское богословие молитвенно и опытно. Оно противопоставляет себя голой безблагодатной "учености": "Философствовать о Боге можно не всякому, да! не всякому... Способны к этому люди испытавшие себя, которые провели жизнь в созерцании, а прежде всего очистили, по крайней мере очищают душу и тело... (Богословствовать можно), когда внутри нас тишина, и мы не кружимся (умом) по внешним предметам", - говорит святитель Григорий Богослов.

Но и молитва не является спонтанным и произвольным деланием ума - она тоже зиждется на богословии. Церковь верует, что вне правильного догматического сознания не может быть полноценной молитвы: искажение догматов ведет к искажениям в молитвенной практике, как это можно видеть на примере многочисленных сект, отколовшихся от Церкви. Христианин, даже если он молится наедине, является членом Церкви: "Личная молитва возможна только в контексте общины. Никто не является христианином сам по себе, но только как член тела. Даже будучи в уединении, "в келлии", христианин молится как член искупленного общества, Церкви" (протоиерей Георгий Флоровский). Личная молитва неотделима от богослужения и является его продолжением. Вся жизнь христианина есть Литургия, которую он совершает в своем сердце и посвящает Святой Троице - Отцу, Сыну и Святому Духу.

Каждая религия включает в себя те или иные формы молитвы, и при желании можно найти много общего между молитвенной практикой всех религий. Так например, существуют известные параллели между Иисусовой молитвой и призыванием имени Божьего в исламе, между практикой умного сосредоточения в христианстве и йогической медитацией. Однако в Иисусовой молитве главное не то, что она представляет собой непрестанно повторяющуюся формулу, что совершается в тишине ума, что помогает сосредоточиться и т.д., главное - к Кому она обращена, Чье имя мы призываем. "Иисусова молитва - это не только средство, помогающее нам сконцентрироваться или расслабиться. Это не просто сорт "христианской йоги", разновидность "трансцендентальной медитации" или "христианская мантра"... В отличие (от йоги), она есть призывание, обращенное к другому Лицу - к Богу, ставшему человеком, Иисусу Христу, нашему личному Спасителю и Искупителю... Контекст Иисусовой молитвы есть прежде всего вера. Призывание Имени предполагает, что тот, кто произносит молитву, верует в Иисуса как Сына Божьего и Спасителя". В этом кардинальное отличие христианской молитвы от внехристианской: верующий во Христа молится Христу и во Христе. Он также молится Деве Марии как Матери Бога, святым как Его свидетелям.

Апостол Павел говорит, что в сердцах христиан Дух Святой молится Отцу, взывая: "Авва! Отче!" (Гал. 4:6). Христианская молитва есть вслушивание в этот голос Божий внутри сердца. Не сам человек молится - Бог молится в нем: "Что много говорить? - пишет преподобный Григорий Синаит. - Молитва есть Бог, делающий все во всех, ибо одно действие Отца и Сына и Святого Духа, делающего все во Христе Иисусе".

Если молитва есть действие (энергия) Троицы "во Христе", что может быть общего у такой молитвы с внехристианской молитвой? Современные кришнаиты говорят, что "Христос и Кришна - одно и то же", это только различные имена одного Бога, и потому нет никакой разницы - повторять ли про себя Иисусову молитву или мантру "Харе Кришна". Христианство же исповедует, что "нет другого имени под небом... которым надлежало бы нам спастись", кроме имени Иисуса Христа (Деян.4:12). Истинный богослов - тот, кто верует в Бога Троицу и воплощенную Истину - Иисуса Христа, Сына Божия. Истинный богослов молится истинно, а неистинный богослов молится неистинно, потому что находится вне Истины.
 
kaberne1Дата: Вторник, 23.10.2012, 17:04:32 | Сообщение # 69
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
 
kaberne1Дата: Воскресенье, 28.10.2012, 18:21:50 | Сообщение # 70
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline


 
kaberne1Дата: Суббота, 10.11.2012, 00:06:24 | Сообщение # 71
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Любая молитва, как самая краткая, так и самая пространная, должна содержать три вещи:

– благодарность Богу;
– мольбу о помощи в данном конкретном случае;
– восхваление Бога.

Церковнославянские определения этого тройственного содержания молитвы гораздо выразительнее слов сербских и звучат так:

– благодарение,
– прошение,
– славословие.

БЛАГОДАРЕНИЕ

…Нужно всегда быть благодарным Господу, ибо всякому человеку в любую минуту его жизни есть за что благодарить Бога. И пусть никто не говорит: «Постигла меня беда, разве и за это я должна благодарить Бога?!» Да-да, должна благодарить и за это точно так же, как если получаешь от Бога то, что называешь богатством, счастьем, прибылью, успехом.
Можно углубиться в Священное Писание и прочитать там чудесную повесть о многострадальном Иове, которая написана для того, чтобы быть вечным утешением всем страждущим. Из этой книги ты научишься, что надо быть благодарным Богу всегда: и когда Он жалует, и когда забирает, ибо увидишь: даже когда Господь забирает, Он забирает не со зла, не для того, чтобы напакостить человеку, но чтобы помочь человеку через страдания окрепнуть духом и возвыситься душой до небес.
Если и дальше читать Священное Писание, достигнешь того совершенства, что всякое своё страдание сумеешь объяснить. А как только ты его объяснишь, страдание потеряет своё отравленное жало, которым оно жалит тебя, покуда ты его считаешь случайным и бессмысленным.
Когда садовник заботливо окапывает деревья в саду, часто поливает их, порой даже заливает и гноит, он желает своим саженцам добра. Но когда он их подрезает или обламывает и белит – разве в этом случае он меньше желает им добра?

ПРОШЕНИЕ

…Что нужно просить у Бога? В первую очередь нужно просить то, что является самым лучшим, самым великим и вечным. А это и будут те духовные богатства, что называются одним именем – Царство Божие. Когда мы просим Бога в первую очередь об этом, Он дарует вместе с этим богатством и всё остальное, что нам требуется на этом свете. Конечно, не возбраняется просить Бога и об остальном, что нам нужно, но об этом следует просить только наряду с главным.
Сам Господь учит нас молиться и о хлебе насущном: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь» (Мф. 6, 11). Но эта молитва в «Отче наш» стоит не на первом месте, но только после молитвы о святом имени Божием, о пришествии Царствия Небесного и о владычестве воли Божией так же и на земле, как и на Небе.
Сначала духовные блага и только потом материальные. Все материальные блага – прах земной, и Господь их легко творит и легко даёт. Даёт их по милости Своей даже тем, кто об этом не просит. Даёт их и животным, и людям. Однако духовные блага Он никогда не даёт без воли человеческой, без искания. Самые драгоценные богатства, то есть богатства духовные, такие как радость, мир душевный, доброту, милосердие, терпение, веру, надежду, любовь, мудрость и другие, Господь Бог может дать так же легко, как даёт материальные блага, но даёт их лишь тем, кто возлюбит эти духовные сокровища и будет о них просить Бога.

СЛАВОСЛОВИЕ

Любые добродетели, которые люди на земле воспевают, лишь слабая тень неисчерпаемых и непреходящих добродетелей, которые в Боге и от Бога.
Ангелы сознательно славословят Его на небесах день и ночь, воспевая: «Свят, свят, свят Господь Саваоф; исполнь небо и земля славы Твоея!» Вся сотворённая природа бессознательно прославляет Бога, исполняя Его Закон.
И человеку нет причин отставать от этого хора славословия. Так пусть человек восславит Господа от всей души, пусть славит Его всегда и везде, но особенно тогда, когда возносит молитву свою к Нему. Церковные молитвы всегда завершаются славословием, как, например:
«…яко Твоя держава, и Твое есть Царство, и сила, и слава, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь!», или «…яко свят еси Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно…», или «…яко Благ и Человеколюбец Бог еси, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь!»
Таким образом, любая молитва – как пространная, так и кратчайшая – начинается с благодарения Богу, продолжается прошением у Бога помощи или дара и завершается прославлением Бога. Короче говоря, сначала благодарение, затем прошение и в конце славословие.


Чтобы было яснее, рассмотрим здесь одну произвольную молитву, например молитву болящего.

МОЛИТВА БОЛЯЩЕГО (КРАТКАЯ)


(Благодарение)
Господи Боже, благий Создателю мой, благодарю Тебя за всё.
(Прошение)
Не оставь меня в этот час страдания моего, но как милостивый и человеколюбивый Творец мой прости мне грехи мои и верни мне здоровье.
(Славословие)
Да славится пресвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь!
Здесь, разумеется, речь идёт только о произвольной молитве, которую любой христианин может составить легко и свободно по потребности своей. Однако, кроме личных молитв, необходимо читать молитвы, которым учат нас Евангелие и Церковь, такие как «Отче наш…», «Святый Боже…», «Богородице, Дево…» и другие. Помимо этого, нужно также читать и исповедание веры, то есть «Верую…».
И в каждом случае человек должен приступать к молитве со страхом Божиим, трепетным почитанием и непоколебимой верой, что он находится в присутствии живого Бога, и с упованием на милосердие Божие, которое всегда идёт навстречу молитвам истинных, праведных богомольцев.

Святитель Николай Сербский
 
kaberne1Дата: Суббота, 08.12.2012, 18:54:51 | Сообщение # 72
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Плоды молитвы

Если молитва - совместное творчество человека и Бога, то от человека зависит приложить усилие, потрудиться, а от Бога - даровать плоды. Молитва есть духовная работа, и к ней приходится принуждать себя: она, как и Царство Божие, "усилием берется" (Мф. 11:12). Все, что объединяют в понятии "плоды молитвы", является даром свободной воли Божьей, а не следствием прилагаемых усилий. Когда и что даровать молящемуся - зависит только от Бога. Святые Отцы предупреждают об опасности стремления к особым благодатным состояниям и духовным дарам во время молитвы. Единственное состояние, которое нужно возгревать в себе, - покаянное чувство своего недостоинства и ничтожества перед величием Бога, соединенное с жаждой богообщения. Искание благодатных дарований преподобный Исаак Сирин называет душевной болезнью: "Откажемся от того, чтобы искать у Бога высокого, пока не посылает и не дарует Он этого... Кто не считает себя грешником, того молитва не принимается Господом. Если же скажешь, что некоторые отцы писали о том, что такое душевная чистота, что такое здравие, что такое бесстрастие, что такое созерцание, то писали не с тем, чтобы нам с ожиданием домогаться прежде времени... Господне (дарование) придет само собою, если место в сердце будет чисто и неоскверненно. Чего же ищем "с соблюдением", разумею высокие Божии дарования, то не одобряется Церковью... И это не признак того, что человек любит Бога, но душевная болезнь". Все дары благодати и милости Божьей придут, когда этого захочет Бог: "Помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего" (Рим. 9:16).
Первыми плодами молитвы, по святителю Игнатию (Брянчанинову), являются внимание и умиление: "Эти плоды появляются прежде всех других от всякой правильно совершаемой молитвы, преимущественно же от молитвы Иисусовой, упражнение которою превыше псалмопения и прочего молитвословия. От внимания рождается умиление, а от умиления усугубляется внимание. Они усиливаются, рождая друг друга... Как истинная молитва, так и внимание и умиление суть дары Божии". Бывает, что мы прочитываем тысячи молитвенных слов, прежде чем одно какое-либо из них коснется нашего сердца и произведет в нем теплоту, чувство горячей любви к Богу, невыразимую сладость, тишину и покой, это состояние называется умилением. Советуют не переходить поспешно к следующим словам молитвы, но остановиться на этом слове и духовно углубиться в него: "Если ты на каком-нибудь слове молитвы почувствуешь особенную сладость или умиление, то остановись на нем, ибо тогда и Ангел-хранитель наш молится с нами" (Иоанн Лествичник). Рекомендуют также молиться своими словами, если пришло такое желание в минуту умиления: "Никогда не пропускай без внимания этих проявляющихся в душе твоей восхождений к Богу, но всякий раз, когда они возбудятся, остановись и молись своими словами... В церкви ли, дома ли душа твоя захочет помолиться своим, а не чужим словом - дай ей свободу, пусть молится, хоть всю службу сама промолится, а дома от правила молитвенного отстанет и не успеет совершить его" (Феофан Затворник).
Чувство умиления часто приходит неожиданно, хотя и является плодом продолжительного молитвенного труда. Оно посещает не только умудренных опытом подвижников, но иногда и вступающих на путь духовной жизни - для укрепления их веры, иногда и детей, любящих храм Божий. Один афонский инок прошлого столетия вспоминал, как благодать Божья посещала его в раннем детстве: "За прилежание ли к церкви, или ради расположения к монашеству, благодать Божия часто утешала меня различными просвещениями... Однажды, когда мне было около семи лет от рождения, и я уже научился пономарить - как теперь помню, в субботу на вечерне, на входе - я шел со свечою и, по обычаю, стал пред иконой Спасителя, прилежно смотря на лицо Его. В это время пели догматик: "Царь небесный за человеколюбие на земли явися и с человеки поживе". Эти слова поразили мое сердце страшным удивлением и сладчайшим умилением. Слезы потекли из глаз... Я плакал, ужасался и радовался. Слова повторялись (в уме) часто, и с новыми чувствами удивления и радости. Так продолжалось более двух недель. Потом мало-помалу стало это уменьшаться, но память о сем дивном просвещении осталась на всю жизнь мою".
Подобный же случай описан Достоевским в "Братьях Карамазовых". Повествование ведется от лица старца Зосимы, однако известно, что это автобиографический рассказ из детства самого Достоевского: "Помню, как в первый раз посетило меня некоторое проникновение духовное, еще восьми лет от роду. Повела матушка меня одного... в храм Господень в Страстную неделю в понедельник к обедне... Вспоминая теперь, точно вижу, как возносился из кадила фимиам и тихо восходил вверх... Смотрел я умиленно, и в первый раз от роду принял я тогда в душу первое семя слова Божия осмысленно". Описывается, как чтец читал в храме начало книги Иова, а затем хор пел "Да исправится молитва моя". "С тех пор, - продолжает автор, - даже вчера еще взял ее (т.е. книгу Иова) - и не могу читать эту пресвятую повесть без слез". О том, что это "духовное проникновение" посещало самого Достоевского, а не вымышленного им героя, свидетельствует он в одном из своих писем к жене: "Читаю книгу Иова, и она приводит меня в болезненный восторг: бросаю читать, и хожу по часу в комнате, чуть не плача... Эта книга... одна из первых, которая поразила меня в жизни, я был еще тогда почти младенцем". Для Достоевского особое отношение к книге Иова могло быть связано с тем, что его собственная жизнь была подобна жизни многострадального библейского героя.
Минуты молитвенного умиления испытывали и Лермонтов, и Пушкин, о чем свидетельствуют некоторые их стихотворения. Лермонтов так говорит о молитве и ее плодах:
В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.
Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.
С души как бремя скатится,
Сомненье далеко -
И верится, и плачется,
И так легко-легко...

А Пушкин в стихотворении "Отцы-пустынники и жены непорочны" пишет, что ни одна молитва так не умиляет его, как великопостная молитва святого Ефрема Сирина "Господи и Владыко живота моего":
Все чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой.
 
kaberne1Дата: Суббота, 08.12.2012, 18:55:45 | Сообщение # 73
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Отвечая на стихотворение святителя Филарета (Дроздова) "Не напрасно, не случайно жизнь от Бога мне дана", явившееся в свою очередь ответом на пушкинское "Дар напрасный, дар случайный", поэт писал о том глубоком впечатлении, которое произвели на него слова митрополита:

Я лил потоки слез нежданных.
И ранам совести моей
Твоих речей благоуханных
Отраден чистый был елей.


В приведенных текстах говорится о разных формах и степенях умиления, сопровождающегося слезами. Слезы при молитве - тоже благодатный дар и признак Божественного посещения. Преподобный Исаак Сирин говорит: "Слезы во время молитвы - признак Божией милости, которой сподобилась душа в покаянии своем, признак того, что молитва принята и слезами начала входить на поле чистоты". Авва Евагрий советует молиться о даровании слез: "Прежде всего молись о получении слез, чтобы плачем умягчить присущую душе твоей грубость и... получить оставление грехов. Употребляй слезы как орудие к получению всякого прошения, ибо весьма радуется о тебе Владыка, когда ты молишься со слезами". Слезы умягчают и освежают душу, делают ее более восприимчивой к принятию благодати Божьей.
По мысли архимандрита Софрония (Сахарова), плач рождается в человеке вследствие соприкосновения с Божественным огнем: "Наивен тот, кто думает, что путь вслед Христу возможно пройти без слез. Возьми сухой орех, положи его под тяжелый пресс, и увидишь, как потечет из него масло. Нечто подобное происходит с нашим сердцем, когда невидимый огонь слова Божия опаляет его со всех сторон. Окаменело сердце наше в своем животном эгоизме... но воистину есть такой Огонь, который способен расплавить даже крепчайшие металлы и камни... И не что иное как только святая любовь источает слезы из сердца христианина... Там, где нет любви, нет слез, хотя бы аскетический подвиг принимал крайние формы: интенсивные медитации, длительные посты, суровые условия жизни... Отсутствие плача, по учению Отцов наших, есть показатель, что молитва наша еще не достигла своей первой ступени восхождения к Богу". Но действия плача, говорит отец Софроний, многообразны и непредсказуемы: "Бывает, слезы любви даются в изобилии и текут ручьем. Но в периоды богооставленности внутри нас все иссыхает и едва набирается в глазу некая капля, похожая на капли горячей крови из раненого сердца". Плач заповедан Господом: "Блаженны плачущие, ибо они утешатся" (Мф. 5:5). Сам Христос плакал в молитве: "Он во дни плоти Своей с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления могущему спасти Его от смерти, и был услышан за Свое благоволение" (Евр. 5:7).
Плодом молитвы и следствием умиления бывает также духовная радость, посещающая человека. Преподобный Иоанн Лествичник говорит о "блаженной радостной печали умиления". Он пишет: "Размышляя о свойстве умиления, изумляюсь тому, каким образом плач и так называемая печаль заключают в себе радость и веселие, как мед заключается в сотах... Такое умиление поистине есть дар Господа... Бог утешает сокрушенных сердцем сокровенным образом... В бездне плача находится утешение, и чистота сердца получает просвещение... Утешение есть прохлада болезнующей души, которая, как младенец, и плачет внутренно, и вместе с тем радостно улыбается". Преподобный Исихий пишет о радости, происходящей от Иисусовой молитвы: "Непрестанное, с неким теплым желанием, полным сладости и радости, призывание Иисуса производит то, что воздух сердца от крайнего внимания наполняется радостной тишиной... Душа, будучи благодетельствуема и услаждаема Иисусом, с... радостью, любовью... и веселием призывает Умиротворившего ее... Ум веселием возвеселится во свете Господнем, когда... предстанет Ему свободным от всяких помыслов". Авва Филимон говорит: "Непрестанной молитвой и поучением в Божественных Писаниях открываются умные очи сердца и видят Царя сил, и бывает радость великая, и воспламеняется в душе Божественное желание неудержимое... и чувство некое неизреченное и горячее". Блаженный Диадох отмечает, что духовная радость иногда посещает человека, вступившего на путь молитвы, в самом начале его делания, однако потом надолго оставляет его, чтобы он не приписал плод молитвы своим усилиям.
Ощущение присутствия Божьего является также одним из плодов молитвы. "Если во время молитвы или чтения Священного Писания в нас пробуждается ощущение присутствия Божия - это великий благодатный дар, - пишет архиепископ Павел. - Это ощущение, называемое также памятью о Боге, следует сохранить в себе". Говорят о теплоте сердечной и душевном мире как плодах молитвы. Святитель Григорий Нисский в числе плодов молитвы называет простоту, любовь, смиренномудрие, терпение и незлобие. То есть молитва постепенно преображает человека, делает его подобным Богу.
Насколько молитва несовместима с ненавистью или неприязнью к ближним, настолько же она тесно связана с любовью и состраданием, которые тоже являются ее плодами. По словам преподобного Исаака Сирина, сердце истинно молящегося возгорается любовью ко всем людям, даже врагам и еретикам, ко всему Божьему творению: "И что такое сердце милующее?.. Возгорение сердца человека о всем творении - о человеках, о птицах, о животных, о демонах, о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы. От великой и сильной жалости... умаляется сердце его, и не может оно слышать или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были помилованы; а также и об естестве пресмыкающихся молится с великою жалостью, которая без меры возбуждается в сердце его до уподобления Богу".
Таким образом, молитва ведет к полному преображению всего человека, его кардинальному изменению к лучшему. Это по сути и является главным плодом молитвы. Если человек молится, но не становится лучше, если он вычитывает каноны и акафисты, но остается холодным и каменносердечным, значит, молитва его еще не принесла надлежащего плода. Христианину следует поэтому всегда заботиться о том, чтобы вся его жизнь соответствовала молитве, то есть чтобы она стала непрестанным "хождением перед Богом"
 
kaberne1Дата: Пятница, 21.12.2012, 11:07:23 | Сообщение # 74
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
Умное делание


В древнем "Сказании об авве Филимоне" говорится: "Некий брат Иоанн... пришел к этому святому и великому отцу Филимону и... сказал ему: "Что мне делать, отче, чтобы спастись? Ибо вижу, что ум мой носится туда и сюда и парит где не должно". Он же, немного помолчав, сказал: "Это болезнь тех, кто внешни, и она пребывает в тебе, потому что ты не имеешь еще совершенного влечения к Богу, и еще не пришла к тебе теплота любви и познания Его". Говорит брат: "Что же мне делать, отче?" Говорит ему: "Пойди, имей в сердце твоем тайное упражнение, и оно сможет очистить твой ум от этого". Брат, не будучи посвящен в то, что сказано, говорит старцу: "Что это за тайное упражнение, отче?" И он сказал ему: "Пойди, трезвись в сердце своем, и в мысли своей трезвенно и со страхом и трепетом говори: Господи Иисусе Христе, помилуй меня!"... Брат пошел и, содействием Божиим, убезмолвившись по молитвам отца, насладился этим упражнением немного. Когда же (наслаждение) отошло от него, и он не мог уже трезвенно бодрствовать и молиться, то снова пришел к старцу и поведал о случившемся. Он же сказал ему: "Вот, теперь ты узнал путь безмолвия и делания, и вкусил проистекающую от него сладость. Имей же это всегда в сердце твоем. Ешь ли, пьешь ли, беседуешь ли с кем, сидишь ли в келлии или находишься в пути, не переставай с трезвенной мыслью и неблуждающим умом молиться этой молитвой... Не позволяй уму быть праздным, но (заставляй его) тайно упражняться и молиться. Так сможешь ты постичь глубину Божественного Писания и скрытую в нем силу и дать уму непрестанное делание, исполняя апостольское слово, заповедующее: Непрестанно молитесь (1 Фес. 5:17). Внимай же себе тщательно и храни сердце свое от принятия злых или каких-либо суетных и бесполезных помыслов, но всегда - когда спишь и когда встаешь, когда ешь или пьешь или говоришь - пусть сердце твое то мысленно упражняется в псалмах, то молится: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня! И... внимай, чтобы не говорить одного устами, носясь мыслью в другом"".

В этом сказании вкратце изложено все древне-церковное учение о непрестанном молитвенном призывании имени Иисуса, называемом "тайным упражнением" (в славянской традиции "тайным поучением"), "умным деланием", "умно-сердечной молитвой" или просто "Иисусовой молитвой", а также "искусством ума" (слав. "умное художество"). Достоинством этой молитвы является простота и краткость. Ее полный текст состоит из восьми слов: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго", но есть и более краткие формы - из семи или пяти слов (как у аввы Филимона), или также из пяти слов (как в Акафисте Иисусу): "Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя", или даже только из двух: "Господи, помилуй", "Христе, помилуй". Никакое дело не препятствует непрестанному повторению про себя этой молитвы: "Руки работают, а ум и сердце с Богом", по выражению святителя Феофана Затворника.

Особая благодатная сила Иисусовой молитвы проистекает из того, что она содержит имя Иисуса. Сам Христос заповедал молиться во имя Его: "Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам. Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите и получите" (Ин. 16:23-24). О чудотворной силе Своего имени Он говорит: "Именем Моим будут изгонять бесов, будут говорить новымии языками... возложат руки на больных, и они будут здоровы" (Мр. 16:17-18). Когда апостолы Петр и Иоанн исцелили хромого, первосвященники спрашивали их: "Какою силою или каким именем вы это сделали?" На что Петр ответил: "Именем Иисуса Христа... поставлен он перед вами здрав... ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деян. 4:7-12).


В раннехристианской литературе немало упоминаний об имени Иисуса и его чудотворной силе, а также о непрестанной молитве этим именем. В книге "Пастырь" (II в.) ангел говорит: "Имя Сына Божия велико и неизмеримо, и оно держит весь мир... Он (Христос) поддерживает тех, которые от всего сердца носят имя Его. Он сам служит для них основанием и с любовью держит их, потому что они не стыдятся носить имя Его". В жизнеописании священномученика Игнатия Богоносца говорится, что, когда его вели на казнь, он непрестанно призывал имя Иисуса. Воины спросили, зачем он призывает это имя? Святой Игнатий ответил, что оно написано у него в сердце. Когда мученик был растерзан зверями, его сердце сохранилось невредимым. Один из воинов рассек его пополам и увидел надпись: "Иисус". "Неважно, - пишет по этому поводу архиепископ Финляндский Павел, - считаем ли мы этот рассказ чудом Божьим или благочестивой легендой. Во всякой случае это, как и другое имя Игнатия - "Богоносец" - говорит о том, что практика молиться именем Христовым очень древняя".

Эта практика жила в Православной Церкви как в ранние века, так и в самое последнее время; она продолжает жить и сейчас - не только в монастырях, но и среди мирян. Преподобный Иоанн Лествичник в VIII веке, святитель Григорий Палама и исихасты в XIV, преподобный Никодим Святогорец в XVIII, преподобный Серафим Саровский и оптинские старцы в XIX, преподобный Силуан Афонский в XX - все они писали об Иисусовой молитве.
 
kaberne1Дата: Пятница, 21.12.2012, 11:10:30 | Сообщение # 75
Группа: Уважаемые пользователи
Сообщений: 2139
Репутация: 0
Статус: Offline
По учению Церкви, в имени Иисуса присутствует сила и энергия Христа. Святой Иоанн Кронштадтский говорил: "Имя Господа... да будет тебе вместо самого Господа... Имя Господа есть сам Господь... Имя Бога всемогущего - сам Бог, Дух вездесущий и препростой". В связи с этими словами, а в особенности в связи с книгой кавказского схимонаха Илариона "На горах Кавказа" в начале XX века на Афоне развернулись споры о природе имени Божьего. Схимонах Иларион, в частности, писал: "Сын Божий... неизменно есть во всей полноте Своей Божественной сущности в святой Евхаристии, в христианских храмах, и Он же во святом Своем Имени весь и всецело пребывает всеми Своими совершенствами и всей полнотой Своего Божества". В этом некоторыми была усмотрена догматическая неточность, так как имя Божье здесь совершенно отождествляется с Самим Богом. В основе же своей книга "На горах Кавказа", так же как и другое замечательное произведение XIX века "Откровенные рассказы странника духовному своему отцу", продолжает древне-церковную традицию почитания имени Иисуса, восходящую к первым векам христианства. Преподобный Силуан, живший на Афоне в годы, когда там происходили споры об имени Божьем, не участвовал в этих спорах, хотя Иисусова молитва была его непрестанным ежедневным деланием: "Он знал, что чрез молитву Иисусову приходит в сердце благодать Святого Духа, что призывание Божественного Имени Иисуса освящает всего человека, попаляя в нем страсти, но от догматической интерпретации переживаемого им опыта он уклонялся, боясь "ошибиться в мысленном рассуждении". Таких ошибок было сделано немало и с той и с другой стороны...", - говорит иеромонах Софроний по поводу афонских споров.

Хотя молитва Иисусова обращена ко Христу, она является тринитарной, так как Христос назван в ней Сыном Божьим, то есть Сыном Бога Отца, а "никто не назовет Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1 Кор. 12:3). Сущность, природа, воля, действие всех Лиц Святой Троицы едины, а потому, когда мы призываем Христа - призываем Отца и Духа, и где присутствует Христос, там присутствуют Отец и Дух.

Герой книги "Откровенные рассказы странника", от лица которого она и написана, - простой русский человек, услышавший в храме во время службы слова апостола Павла "Непрестанно молитесь" (1 Фес. 5:16) и возгоревшийся желанием научиться такой молитве, долгое время не мог найти духовного руководителя. Наконец один старец рассказал ему об Иисусовой молитве, подарил четки и заповедал совершать по три тысячи молитв в день. Вскоре странник стал совершать по шесть, потом по двенадцать тысяч в день, а затем "без счисления", так что молитва сама присутствовала в его сердце и он даже во сне молился. Будучи от рождения увечным (он имел сухую руку), странник ходил из города в город: "Так и хожу да беспрестанно творю Иисусову молитву, которая мне драгоценнее и слаще всего на свете. Иду иногда верст по семидесяти и более в день, и не чувствую, что иду, а чувствую только, что творю молитву".

Основным правилом при Иисусовой молитве является требование "заключить ум в слова молитвы" (Иоанн Лествичник). Однако подвижниками древности было замечено, что ум, когда находится в голове, подвержен рассеянности и "парению", не способен сосредоточиться. Поэтому был выработан метод концентрации ума в сердце, названный умно-сердечной молитвой. Сущность его в том, чтобы при молитве ум находился в области сердца: "Надобно из головы сойти в сердце... - говорит святитель Феофан Затворник в одном из своих писем. - Помнится мне, вы писали, что от внимания голова даже болит. Да, если головою только работать. А когда сойдет в сердце, никакого труда не будет, голова опустеет и помыслам конец. Они все в голове, один за другим гонятся и управиться с ними нет возможности. Если же найдете сердце и сумеете стоять в нем, то всякий раз, как начнут смущать помыслы, стоит только низойти в сердце - и помыслы разбегутся... В сердце - жизнь, там и жить надобно. Не думайте, что это дело совершенных. Нет. Это дело всех, начинающих искать Господа". Имя Иисуса должно соединиться с сердцем молящегося. Как говорил святитель Иоанн Златоуст, "да поглотит Господь сердце, и сердце - Господа, и да будут два едино".

Об умно-сердечной молитве писал автор трактата "Метод священного безмолвия", приписываемого преподобному Симеону Новому Богослову. Там, в частности, говорится, что есть три образа внимания и молитвы. Первый - когда человек, стоя на молитве, воображает в своем уме небесные блага, ангелов, святых и все, что он читал в Писании: этот путь основан на работе фантазии. Второй - когда человек, молясь, сосредотачивается в голове и воюет с помыслами, но не может их одолеть: "мысли с мыслями борются", и в уме нет ясности. Третий образ молитвы - сведение ума в глубь сердца, соединяемое со всяким вниманием, отсутствием земных попечений, чистотой совести и бесстрастием: это единственный истинный способ молитвы. Автор трактата советует для того, чтобы облегчить схождение ума в сердце, использовать некоторые физические приемы: сесть в темной комнате на низкий стул, закрыть глаза, опустить голову, стеснить немного дыхание, постараться найти умом "сердечное место" (верхнюю часть сердца) и, сосредоточившись там, творить Иисусову молитву.


Все эти приемы являются лишь вспомогательным средством для того, чтобы привыкнуть к молитве, а отнюдь не самоцелью. Любопытно, что святитель Феофан Затворник, один из опытнейших духовных наставников XIX века, относился к этим приемам весьма сдержанно. Переводя "Метод" преподобного Симеона на русский язык, он намеренно пропустил все, что касается физических приемов молитвы. В примечании он пишет по этому поводу: "Святой Симеон указывает некие внешние приемы, кои иных соблазняют и отбивают от дела, а у других покривляют само делание. Так как сии приемы, по недостатку руководителей, могут сопровождаться недобрыми последствиями, а между тем суть не что иное как внешние приспособления к внутреннему деланию, ничего существенного не дающие, мы их пропускаем. Существо дела есть - приобрести навык стоять умом в сердце... Надо ум из головы свести в сердце и там его усадить, или, как некто из старцев сказал, сочетать ум с сердцем. Как этого достигнуть? Ищи и обрящешь. Удобнее сего достигнуть хождением пред Богом и молитвенным трудом, особенно хождением в церковь".
 
Форум » . » О посте и молитве » О молитве. (Молитва - разговор с Богом.)
Страница 5 из 8«12345678»
Поиск:

Copyright SCAD's Design & Develop © 2017